Новости, деловые новости - Известия
Среда,
27 июля
2016 года

Опаснее вражеских армий

Политолог Дмитрий Дробницкий — о слишком больших, чтобы упасть, и слишком маленьких, чтобы выстоять

Дмитрий Дробницкий. Фото из личного архива

Одним из главных инфоповодов прошедшей среды были акции валютных ипотечников у офисов ВТБ, «Дельта Кредита» и некоторых других российских банков.

Когда люди, заплатив первоначальный взнос, заключали договоры кредитования, курс доллара был 30 с небольшим, а на прошлой неделе уверенно шагнул за отметку 80.

Может быть, у некоторых счастливчиков зарплата до сих пор номинируется в долларах, но таковых явно абсолютное меньшинство. Даже представительства иностранных компаний с началом роста курса (еще в 2014 году) перевели своих сотрудников на фиксированную оплату в рублях. Что уж говорить об основной массе тех людей, которые могут себе позволить жилье (как правило, единственное), но исключительно в ипотеку! Эти зачатки среднего класса больше всех потеряли в доходах, многие ― и в рублевом исчислении.

Одним словом, дела у валютных ипотечников (у кого договор с банком номинирован в долларах) ― из рук вон плохи. Дело осложняется тем, что начались первые выселения должников из их квартир и домов.

Сразу сформировались две точки зрения на эту ситуацию. Первая состоит в том, что сами, мол, виноваты. Брали кредит в валюте, потому что процентная ставка была ниже. Пожадничали? Сэкономили? Вот теперь и получайте! Да и вообще это был ваш собственный риск, так что сами разбирайтесь. Вашей рукой с авторучкой по договору никто не водил.

Вторая ― эдакая социально ориентированная. Дескать, как же можно людей на улицу-то вышвыривать? На дворе кризис. А это беда общая, так что людям необходимо помочь, а банкам-обманщикам погрозить пальцем, причем пальцем, принадлежащим лицу весьма высокопоставленному.

Что ж, наверное, какая-то правда есть за каждой из этих позиций, однако, на мой взгляд, есть одна фундаментальная проблема, которая (да простят меня близкие к отчаянию ипотечники) куда серьезнее, чем все беды заемщиков вкупе с их способностью (или неспособностью) «оценивать риски».

Проблема вот какая. Банки считают себя не частью национальной экономики, а вершиной ее пищевой цепочки.

Все высокопарные слова о том, что банки ― кровеносные сосуды экономики, по которым течет ее кровь (деньги), ― не более чем недобросовестная реклама.

Если деньги куда и текут исправно ― так это в карманы банкиров. А вот в индустрию (а ипотека непосредственно связана со строительной отраслью и еще двумя десятками смежных), в развитие семьи, образования и здравоохранения деньги приходят нерегулярно и с большими сложностями.

Пока в экономике все хорошо, банки будут каждый день уговаривать вас воспользоваться их главным продуктом ― кредитом. Возьмите деньги на то и на это, получите платиновую кредитку… Позитивнее рекламы банков, пожалуй, только реклама детских подгузников. Смотришь и веришь: стоит открыть дверь банка, достать из кармана паспорт, и все мечты сбудутся.

Все сливки с растущей или хотя бы стабильной экономики банки собирают в полной мере. А чтобы люди не прижимали расходы, а влезали в долги, нужно создавать у них ощущение благополучного завтра. Не поэтому ли все поголовно руководители крупных банков в СМИ и на экономических форумах утверждали, что рубль тверже алмаза?

Сами же банкиры, разумеется, ни в какую твердость рубля не верили. Отсюда и более соблазнительная ставка по валютной ипотеке, и почти запредельная ― по рублевой. Кое-где рублевые ипотеки под разными предлогами вообще не выдавались. Стоило попросить договор в рублях, как тут же доходов заемщика и его поручителей оказывалось недостаточно, «программа не давала» устанавливать более длительный период кредитования и т.д.

Вот вам еще один грязный трюк. Подавляющее большинство кредитов выдается с условием их погашения так называемыми аннуитетными платежами. Банк вам скажет, что это для вашего удобства ― месяц от месяца сумма не меняется. Вам вряд ли по доброй воле объяснят, что при этом вы сначала выплачиваете в основном проценты, а потом уже основную сумму долга. Сначала банк получает львиную долю своей прибыли, потом требует с вас основную сумму долга. Бóльшая часть рисков снова ваша.

И вот ― кризис.

И те же люди, которые уверяли нас в безоблачности будущего, начинают говорить, что мы, мол, должны «понять объективные обстоятельства», причем объективными, если верить пиарщикам от банковского сообщества, эти обстоятельства являются только у банкиров. У ипотечников проблемы, надо думать, субъективные. Равно как и у фермеров, промышленников и прочих необязательных элементов общественно-политического организма.

Человек обойдется без жилья. Фермер ― без коров и земли. Бизнесмен ― без бизнеса. Автовладелец ― без авто. А вот банк остаться без прибыли ну никак не может. Риски честно поделить с потребителем? Да ладно! Чай не лавочник какой-нибудь…

Но вот вопрос. А что будут делать банки дальше? Может быть, попытаются как-то оживить экономику, с которой они так успешно кормились?

Ничего подобного. В тот же день, когда ипотечники добивались реструктуризации кредита у банков, эти самые банки попросили ЦБ войти в их положение. На имя Эльвиры Набиуллиной было отправлено письмо, в котором они просили при расчете обязательных нормативов резервирования… что бы вы думали? Сохранить льготные курсы валют. Что позволено банку, ипотечнику никак нельзя-с.

То есть экономика, судьбы тысяч людей, сбалансированный бюджет ― всё может провалиться в тартарары, но банки должны остаться на плаву.

Справедливости ради стоит отметить, что так ведут себя банки не только в нашей стране, что и показал ипотечный кризис в США 2008 года. Пока все шло хорошо, бóльших адептов свободного рынка было не сыскать, но как только запахло жареным, все тяготы этого рынка нести должен был клиент банка, сами же кредитные учреждения побежали за помощью к государству.

Не зря один из отцов-основателей США Томас Джефферсон как-то сказал: «Мне кажется, что для нашей свободы банки куда опаснее вражеских армий».

Однако банки не такие уж страшные и всемогущие, как они о себе думают. Почти любой из них могут приговорить к смертной казни через банкротство вкладчики и потенциальные заемщики. Вообще любой ― вкладчики и федеральное казначейство. ЦБ лишь констатирует смерть.

Когда-нибудь трудности кончатся, и банки снова начнут петь свои сладкие песни о том, как сбудутся наши мечты. Вот тогда и поговорим о «рисках» и «объективных обстоятельствах».

Объективно, иметь дело с банками на их условиях ― неоправданный риск.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // воскресенье, 24 января 2016 года

Опаснее вражеских армий

Опаснее вражеских армийПолитолог Дмитрий Дробницкий — о слишком больших, чтобы упасть, и слишком маленьких, чтобы выстоять

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Банки»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке