Новости, деловые новости - Известия
Среда,
27 июля
2016 года

Как бы не сгореть нам от вулкана

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему нужно что-то делать с нависшей над всей планетой опасностью

Эдуард Лимонов. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Я не знаю, что вы думаете, а я думаю, как бы халифат ни воспламенил нам весь наш российский исламский мир. Его извергающийся сейчас вулкан.

Долгие годы советской власти и после них в российском мусульманстве царил, правил и заправлял татарский суннитский спокойный ислам.

Люди со спокойными лицами и манерами и с татарскими фамилиями в красивых шелковых зелено-белых одеждах заправляли и заправляют в Духовном управлении и в муфтиятах. И всё было хорошо. Не так хорошо, как с российской православной иерархией, но хорошо.

Потом в 1990-е годы с Кавказа подуло стремительным сквозняком ваххабизма. И не сразу, но всё же стремительно начался экспорт и в Татарстан, и в Башкирию молодых мускулистых течений кавказского ислама.

Над некоторыми мечетями взяли руководство кавказские муллы и муфтии, татарская молодежь стала с интересом ходить на их проповеди, и спокойного татарского, такого своего, столетиями уживающегося с православием ислама стало меньше в России.

Мусульманам этот процесс был заметен, а большей части населения Российской Федерации — не был. Уже в конце 1990-х я, побывав несколько раз в Казани, отметил, какая в Татарстане идет оживленная борьба и за мечети, и за умы, и за чувства верующих.

Когда Кадыров замирил свой Кавказ, вначале Чеченскую Республику, а потом задал примирительный к русским тон и всем нацреспубликам Северного Кавказа, экспансия кавказского, более горячего, нравящегося татарской молодежи ислама не приостановилась. Однако подход Кадырова сделал кавказский ислам заметно менее агрессивным.

Но вот события в Сирии возбудили российский исламский мир куда сильнее, чем кавказский ваххабизм. И продолжают возбуждать.

И если кавказский ваххабизм прожил короткую кульминационную фазу своей агрессивности в момент завоевательного похода Басаева с друзьями в Дагестан, а потом российские войска раскатали его воинственные колонны без особых усилий, лишь своей массой, то «Исламское государство» (халифат) доминирует в мировом исламе с лета 2013 года. То есть уже 3 года.

И халифат достиг таких успехов, о которых и мечтать не могли ваххабиты или салафиты, или даже талибы, ограниченные при всей их несомненной энергии Афганистаном и приграничной частью Пакистана.

Халифат стал всемирным явлением, третьей силой на планете. Если считать, что первые две — это европейская цивилизация (ЕС и США плюс Великобритания и английские space-колонии Канада, Австралия, Новая Зеландия) и незначительно отличающаяся от нее, но оспаривающая ее доминирование русская цивилизация.

Халифат вышел вдруг — ужасный и зловещий, как древний Ящер, наивный, с виду как пиратская республика, с черным флагом, с первого взгляда мечта школьников всего мира; то место на земле, куда можно убежать от родителей и куда ведет ненависть к отчизне. Ноги сами бегут к такой земле обетованной.

Я тоже грешным делом даже подсмеивался над этими кудлатыми и такими смуглыми, но еще и обожженными солнцем фанатиками в сандалиях и в шароварах, раздуваемых ветром иракских пустынь.

Крикливые и показушные, мне они показались несерьезным сборищем возомнивших о себе, заблудившихся во времени ретроарабов, которые поорут, отрежут несколько десятков голов европейцев и будут раздавлены регулярными подразделениями «Рима».

На битву с «Римом» они нарываются, везде кричат, что бросают вызов «Риму» (имея в виду европейскую христианскую цивилизацию) и что впереди апокалиптическая битва ислама с «Римом».

С первого взгляда — похвальба. С первого взгляда — пиратская республика. С первого взгляда — несерьезно, опять же сандалии и шаровары. И кудлатые несимпатичные арабы, с большими зубами.

Но они имеют между тем человеческий ресурс, какого не имеют ни ЕС и США, ни Россия. Они имеют ресурс, из которого можно черпать, — 1,5 млрд мусульман во всем мире, а то и больше.

В России власти всегда избегали называть точное количество мусульман, поскольку понимали, что такие жуткие количества будут иметь дестабилизирующий эффект для немусульманского населения, называют цифры от 20 млн до 30 млн, а если хотят успокоить немусульманское население, называют 12 млн или 15 млн. Это если о России.

Второй ресурс халифата, из которого они могут черпать, — это неудовлетвоенная молодежь немусульманского мира. Джихади Толик — это шпанюк из России. Недавно убитый Джихади Джон — это шпанюк из мусульманского Лондона. Вера Караулова — это девочка-мечтатель из хорошей семьи из России. Кстати, «ненависть к отчизне» — не такое уж редкое явление и может быть побудительным мотивом еще как! Мы наблюдали только что наплыв русских националистов в антирусскую армию Украины — там тоже ненависть к отчизне.

И ненависть к цивилизации, этой сверхотчизне, — тоже побудительный мотив для Джихади Толиков и Джихади Джонов.

Вся моя проповедь сводится к тому, что халифат — огромная, нависшая над планетой опасность. Ящер, убийца, он обезглавливает и распинает, обращает в рабство и готов погибнуть в битве с «Римом».

Так нужно торопиться с этой битвой. Пока весь исламский мир не взорвался и не стал единым халифатом, враждебным нам.

Велика опасность того, что война с халифатом станет войной с исламом. Так как весь исламский мир присягнет халифату.

И что мы будем делать тогда? Воевать гражданскую войну с более чем 20 млн мусульман России?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 25 января 2016 года

Как бы не сгореть нам от вулкана

Как бы не сгореть нам от вулканаПисатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему нужно что-то делать с нависшей над всей планетой опасностью

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке