Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
29 июля
2016 года

Миронов: «Задача-минимум — обогнать КПРФ, максимум — «Единую Россию»

Лидер «Справедливой России» рассказал, почему он поддерживает ОНФ и как партия планирует победить на выборах в Госдуму 7-го созыва

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Председатель партии «Справедливая Россия», глава фракции в Госдуме Сергей Миронов рассказал корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой о том, почему на выборах в Госдуму 7-го созыва не будет делать ставку на лидеров общественного мнения и не возьмет в партийный список бывших коллег Дмитрия Гудкова и Оксану Дмитриеву, а также о том, как партия планирует обойти «Единую Россию». 

 — Год назад были прогнозы, что «Справедливая Россия» не пройдет в Госдуму 7-го созыва. И сегодня некоторые эксперты считают, что количество партий в парламенте может сократиться. Что вы на это скажете? На какой процент рассчитывает «Справедливая Россия» на этих выборах?

— За меня могут ответить результаты единого дня голосования в прошлом году. Мы заняли на тех выборах третье место, обогнав ЛДПР. Про эту партию никто не говорит, что она не пройдет в Думу, но мы ее по всем показателям — по количеству депутатов, по процентам — на уровне заксобраний обошли. С самого появления нашей партии нам всё время говорят, что она ничего не наберет. Поэтому мы спокойно относимся к такого рода кликушеству. Я по-другому не могу это назвать, потому что за этим никакой социологии и фактов не стоит. Если говорить о том, на какой результат мы рассчитываем, то публично на центральном совете я уже сказал, что наша партия по итогам выборов 7-го созыва должна занять не ниже второго места. Это очень амбициозная задача. Но мы считаем, что нам по плечу обогнать как минимум КПРФ, а как максимум — потеснить «Единую Россию».

— Насколько вы самостоятельны при формировании списка, будут ли фигуры нон грата, какими в свое время были Евгений Ройзман, Сергей Шаргунов?

— Мы абсолютно самостоятельны. У нас, к счастью, очень большой кадровый резерв: подросло столько руководителей региональных отделений, депутатов региональных законодательных собраний. Только у нашей партии есть такая форма работы с депутатами, как палата депутатов, в которую входят депутаты всех уровней. Их численность уже превышает 7 тыс. человек. У нас есть своя фракция в Госдуме — 64 человека, а в Совете Федерации три сенатора. Так что нам есть из кого выбирать.

Когда в 2011 году мы хотели привлечь в партию какие-то новые фигуры — Евгения Ройзмана, Сергея Шаргунова, — не получилось по разным причинам. Но сейчас нужды привлекать таких людей нет. Более того, обычно в федеральную часть списка многие партии стараются включить каких-то спортсменов, известных актеров… Но я уже партии объявил, что в начале списка будет только одна моя фамилия. Я руководитель партии, я веду всю команду в бой, но когда мы получим наши проценты, если они будут хорошие, я возьму только один мандат, а девять других уйдут в региональные группы. Тем самым я показываю, что нам не нужны какие-то публичные люди, не состоящие в партии. У нас достаточно своих мощных кандидатов.

Кстати, Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) Дмитрия Бадовского сделал интересный анализ по поводу потенциальных одномандатников — кто из действующих депутатов может выиграть округа. Я цифры не помню, но помню, что у нас самый большой процент тех, кто может претендовать на победу в одномандатных округах — 39%. Это говорит о том, что у нас сильная профессиональная команда и нам не нужны какие-то паровозы.

— Тем не менее вашу партию покинули известные личности — например, Оксана Дмитриева, Игорь Зотов, отец и сын Гудковы, лидеры партий, в свое время влившихся в СР. Вы о них не жалеете?

— Абсолютно не жалею. Это не они ушли. Это мы их ушли, потому что за время работы всё проясняется: кто работает в команде на партию, а кто работает на себя любимого. Более того: кто работает для государства, для страны, а кто еще в сторонке стоит и думает, что если тут начнет качаться, я еще и плечиком подтолкну. Вот нам с такими не по пути, а с точки зрения, как вы говорите, успешных, давайте посмотрим по результатам выборов в Госдуму на эти все фамилии: и Оксана Дмитриева, и Гудковы, где они в конце концов окажутся. Вот мы увидим, насколько они сильны. Может быть, их сила была в том, что они были в составе партии и поэтому были популярны? А вот личная харизма, может быть, не настолько сильна?

— Вы участвовали в белолентночном движении после выборов Госдумы в 2011 году, но потом отказались от своих требований. Если после этих выборов вновь будут акции протеста, вы примете в них участие?

— Не сомневаюсь, что эти выборы в Госдуму пройдут намного конкурентнее и честнее по одной простой причине: сейчас будет действовать смешанная система (50% Думы будет выбрано по партийным спискам, 50% — по одномандатным округам). Власть, конечно, свое получит, но не только за счет рейтинга и голосов «Единой России». Мало того, открою вам великую тайну: никого не волнуют сегодня проценты «Единой России». А вот количество одномандатников от «Народного фронта» очень даже будет интересовать. В этой связи заниматься тем, чем обычно занимались (накручиванием голосов за «Единую Россию»), никто не будет, чтобы не было ни у кого — ни у системной, ни у несистемной оппозиции — даже малейшего повода подвергнуть сомнению итоги выборов. 

Теперь вернемся к выборам в 2011 году. Мы тогда не признали выборы в Санкт-Петербурге, Москве, еще в нескольких субъектах. И когда люди выходили именно с этими лозунгами, мы были с ними, но когда вдруг их протест перехватили всякие господа Касьяновы и иже с ним, начав кричать: «Долой всех»... Послушайте, этот «Миша 2%», я имею в виду господина Касьянова, кличка у него такая была, когда он был премьером.... Его, простите, под одно место пинком турнули из власти, и он сейчас хочет вернуться назад, ему плевать на всё. И что, нам с этими господами по пути? Или с теми, кто начал провокации и призывы к свержению власти, кричать: «Долой Владимира Путина». Нам что, майдан нужен? Нет. Поэтому мы дистанцировались от этого протеста.

Если нам что-то не понравится, у нас есть возможность обжаловать результаты выборов в суде. Но мой прогноз — этого не будет, потому что я вижу позицию администрации президента и растерянность и смущение господ единороссов, потому что их время прошло. Не случайно в списках «Единой России» практически не будет губернаторов, потому что многие из них непопулярны и имеют невысокий рейтинг. Поэтому совершенно другие будут результаты. Почему я и ставлю партии задачу занять не ниже второго места. А мы будем замахиваться и на первое место. Тем более ситуация складывается такая, что социально-экономическая обстановка ухудшается. И люди начинают это понимать и спрашивать, а почему? А потому что живут по законам, которые принимает «Единая Россия»…

— То есть вы допускаете, что «Единая Россия» наберет меньше 50%?

— Я даже в этом не сомневаюсь. Никаких 50% не будет.

— Что ваша партия предложит избирателям в эту кампанию? Когда СР создавалась, ее курсом был объявлен новый социализм. Это сегодня востребовано? Если да, то почему ваша партия не стала партией большинства?

— 10 февраля у нас будет большая пресс-конференция, на которой мы огласим главный слоган нашей кампании — лозунг, которой будет обращен к председателю правительства Дмитрию Медведеву: «Делай или уходи». Что мы имеем в виду? Мы требуем отмены поборов на капитальный ремонт, транспортного налога, отмены существующей налоговой системы с точки зрения перераспределения доходов в пользу людей труда. Вот это основные три позиции. Сейчас правительство объявит антикризисный план, но я вас уверяю, там ничего реально толкового не будет. Там будут переливания из пустого в порожнее и призывы жить по средствам. Или еще их любимая фишка — отдать деньги банкам, которые их прокрутят на валютной бирже, а курс рубля еще ниже упадет. И в этой связи наше требование простое: либо делай, а не бла-бла… либо уходи. Что касается идеологии, то мы остаемся приверженцами нового социализма и не хотим строить в нашей стране капитализм. Я вас уверяю, что наши идеи все равно пробьют себе дорогу.

— Действительно, они должны быть привлекательны для граждан, но как вы объясните тогда результаты выборов, на которых побеждает «Единая Россия»?

— Понятно, что если мы говорим о результатах 2011 года, то, мягко говоря, мы им не очень верим, потому что там явно были нарисованные проценты. Но всё равно мы же видим реальные результаты, когда мы полностью все участки закрываем наблюдателями. У нас есть примеры таких участков, где мы обгоняем «Единую Россию». Правда, есть один нюанс. Если вы проведете опрос граждан и спросите, какие партии они знают, то окажется, что «Единую Россию» знают 100%, КПРФ — 99%, ЛДПР — 98%, а «Справедливую Россию» — 86%. Такие реалии. Причем это не мы проводили исследование. И вот люди приходят голосовать и впервые видят название партии, конечно, это плохо. Но мы единственная партия, которая с начала избирательной кампании может поднять свой рейтинг с 5 до 25%. То есть многие люди впервые на выборах о нас узнают, а потом голосуют, потому что им нравится программа нашей партии. 

— Почему всё чаще вы вносите законопроекты совместно с «Единой Россией»? Можно сказать, что вы стали удобной оппозицией?

— Очень редко. Но всё объясняется очень просто: мы поддерживаем нашего президента. Во-первых, это всё, что касается внешней политики: Крым наш, майские указы президента 2012 года. Почитайте программу нашей партии, вы увидите совпадение на 60%. Мы двумя руками за нашего президента, но его указы до сих пор не выполнены. Кто должен выполнять? Господин Медведев. Вот нам говорят: «Какая же вы оппозиционная партия», но назовите мне еще партию, которая с таким лозунгом — «Делай или уходи» — выйдет к Медведеву.

— КПРФ еще в прошлом году начала собирать подписи за отставку правительства…

— Вот как-то я не слышал, что они требуют отставки. Они прокукарекают, а как до дела доходит, то они что-то стесняются, а мы не стесняемся…. У нас в этом вопросе четкая позиция. Мы, кстати, сделаем таблицу по итогам этого созыва думы, где мы совпадали, а где не совпадали с ЕР. У нас есть ситуации, например, по саморегулируемым организациям для артистов, против чего возмущается Алла Пугачева, по которым только наша фракция голосовала против, потому что у нас есть профессионалы, которые разобрались в этом вопросе. Иногда создается впечатление, что «Справедливая Россия» голосует как «Единая Россия», но ничего подобного… Хотя и у них есть толковые законы. А если закон толковый, почему мы за него не должны голосовать?

— Почему ваша партия решила сотрудничать с ОНФ? Какие плюсы в этом сотрудничестве вы для себя видите?

— Я могу назвать точную дату, с какого момента меня заинтересовало это движение. Это был октябрь 2014 года, форум ОНФ, посвященный образованию, который я смотрел в прямом эфире в момент выступления одного из ректоров какого-то южного университета. И вдруг я услышал, что она суперпрофессионально говорит всю правду про Единый государственный экзамен, про Болонскую систему, про весь идиотизм, насаждаемый министром образования Дмитрием Ливановым. Потом я про себя подумал: «Ух ты, это площадка, на которой президенту вот так в глаза можно сказать самую суть». После этого я дал команду своим по партии — если ОНФ в регионах представляет собой не филиал «Единой России», начать с ним сотрудничать. Сейчас мы начали сотрудничать с ОНФ по проблеме доступной среды для инвалидов. Я считаю, что эта организация ориентирована только на президента, это его проект. И коль есть такая площадка, то глупо было бы нам ею не воспользоваться.

Более того, я не сомневаюсь, что какое-то количество моих товарищей, которые пойдут по одномандатным округам, будут поддержаны ОНФ, и в их округах от ОНФ уже никто не будет выдвинут. Вот откуда наше сотрудничество с «Народном фронтом».

— Вы возглавили недавно рейтинг законотворцев, как вы это объясните? Законопроекты СР принимаются чаще, чем ЕР?

— Если бы не было такого рейтинга и я бы его не возглавлял, может быть, было бы и хорошо. Потому что сам факт, что мы вынуждены вносить огромное количество законопроектов, говорит о состоянии российского законодательства. В России есть большая проблема не с точки зрения сути законов, а точки зрения их качества. У нас не успевают принять закон, как в него вносятся поправки. Не успевает поправка рассмотреться, как готовится поправка к поправке. В итоге получается лоскутное одеяло. Если говорить о нашей партии, то на предыдущих выборах мы говорили том, что в Думе 6-го созыва обязательно разработаем и внесем такие-то законы. Кстати, мы свои обещания где-то уже на 90% выполнили. Но мы реалисты и понимали, что внести-то внесем, а будут ли они приняты, это уже другой вопрос.

Сейчас объясню, как считался этот рейтинг: там есть одна позиция — сколько депутатом внесено законопроектов (неважно каких), вторая — сколько из них начали рассматривать, тут у меня похуже. Но по сумме они дают первое место. Причем, обратите внимание, это рейтинг за осеннюю сессию, по итогам весенней мои законопроекты начнут отклонять, поэтому, наверное, в первой десятке я останусь, но первое место займу навряд ли.

— Насколько справедливо или нет то, что Думу в последнее время часто сравнивают с принтером?

— Основания, к сожалению, для этого есть. Принимаются много законов, которые, на мой взгляд, не идут на пользу гражданам нашей страны, например, тот же закон о капитальном ремонте. Кстати, «Единая Россия» приняла и была единственной фракцией, голосовавшей за него... Я не думаю, что Думу сравнил с принтером человек, сидящий на завалинке. Принтером Думу мог назвать только человек с образованием, горожанин, который знает, как работает эта техника. А вот почему он так мог сказать? Думаю, на основании того, как быстро принимаются законы. Когда один закон принимается в трех чтениях в один день. Вчера принесли, сегодня приняли…. А так быть не должно! 

— Тем не менее как бы вы охарактеризовали итоги этого созыва, насколько сильно он отличается от других?

— Объективно я скажу, что благодаря спикеру Госдумы Сергею Нарышкину, хоть он и член «Единой России», у нас совершенно другая палата. Он дает возможность высказаться, но в то же время очень четко соблюдает регламент. Он замечание сделает и единороссу, и коммунисту, и ЛДПР, и нам, он абсолютно беспристрастен в этом плане. Он регулярно собирает руководителей фракций, хотя мы там можем все переругаться, но в итоге рождается какой-то компромисс, к которому каждый готов прислушиваться. В отличие от предыдущих спикеров Госдумы Сергей Нарышкин самый демократичный. И это создает особую атмосферу этого созыва. Но с точки зрения результативности, наверное, у меня хватит пальцев на руках, чтобы рассказать о тех законах, которые действительно помогли людям: продление приватизации, материнского капитала… И одновременно были приняты ужасные законы, как, например, закон «Об образовании»… Знаете, когда я иногда в институте получал тройку, меня ругала мама, а я ей говорил, что тройка — это удовлетворительно, преподаватель удовлетворен моими знаниями… Так вот я бы поставил оценку удовлетворительно.

— На ваш взгляд, экономическая ситуация в стране скажется на результате выборов? Недавно неким политологом была вброшена идея отложить парламентские выборы до отмены санкций к РФ, что вы на это скажете?

— Тогда давайте заморозим всю жизнь, завернемся в простыню и будем медленно ползти на кладбище. Это полная ерунда. Это отголоски из «Единой России», которая чувствует, к чему дело идет. Но слушайте, отвечать надо... К сожалению, действительно ситуация ухудшается и не надо быть пророком, чтобы осознать, что она еще больше будет ухудшаться, но мы не видим действенных и грамотных шагов правительства, Центробанка. Всё это в конечном счете сказывается на ценах, на падении доходов населения, поэтому, безусловно, люди придут на избирательные участки на фоне таких очень непростых процессов. Тут нужно  быть честным с людьми. Не говорить им: проголосуйте за нас — и у вас потекут молочные реки с кисельными берегами, но мы должны показать конкретные шаги и альтернативу. Я не сомневаюсь, что результаты выборов будут отражением социального самочувствия избирателей на момент голосования.

Известия // среда, 10 февраля 2016 года

Миронов: «Задача-минимум — обогнать КПРФ, максимум — «Единую Россию»

Миронов: «Задача-минимум — обогнать КПРФ, максимум — «Единую Россию»Лидер «Справедливой России» рассказал, почему он поддерживает ОНФ и как партия планирует победить на выборах в Госдуму 7-го созыва

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке