Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
1 июля
2016 года

Банкиры просят правительство спасти рынок потребкредитования

Финансисты уверены, что меры ЦБ по сдерживанию кредитования уже достигли цели и необходимо остановить дальнейшее сжатие рынка

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Банкиры просят правительство реже производить расчет среднерыночного значения полной стоимости кредита (ПСК), выше которой банки не имеют права устанавливать ставки по кредитам, — раз в шесть месяцев, а не раз в квартал. Кроме того, банковское сообщество предлагает исключить из расчета ПСК крупнейшего кредитора — Сбербанк, ограничив его долю в расчете 25%. Такие поправки в закон о потребкредите предлагает внести Национальный совет финансового рынка (НСФР) — письмо за подписью его председателя Андрея Емелина направлено первому зампреду правительства Игорю Шувалову (есть у «Известий»). Банкиры предупредили: непринятие поправок приведет к еще большему сокращению розничного кредитования.

ЦБ ежеквартально рассчитывает и публикует значение ПСК по разным категориям займов. При этом по закону о потребкредите (ч. 10 ст. 6) «среднерыночное значение ПСК рассчитывается как средневзвешенное значение не менее чем по ста крупнейшим кредиторам по соответствующей категории потребительского кредита (займа) либо не менее чем по одной трети общего количества кредиторов, предоставляющих соответствующую категорию потребительского кредита (займа)».

«Применение действующей модели расчета ПСК в условиях массовой чистки банковского рынка (в 2015 году лицензий лишились 93 банка; с начала 2016 года — 9), а также неоправданно частый пересмотр средневзвешенной ставки (раз в квартал) дестимулируют частные банки заниматься потребкредитованием, — говорится в письме НСФР. — С учетом доминирующей доли госбанков на рынке розничного кредитования (от 45% до 70% по кредитам разных категорий) среднерыночная ПСК постоянно снижается. За последние три квартала ПСК по потребкредитам на год (в зависимости от суммы займа) снизилась на 4,9–9 п.п. Кроме того, последние 2 года наблюдается постоянное ужесточение требований к банкам (по капиталу, расчету нормативов), что приводит к росту их издержек. Как результат — снижение финансовой устойчивости отдельных банков и всей российской банковской системы. Между тем меры ЦБ по сдерживанию кредитования уже достигли цели: за прошлый год объем розничных кредитов, выданных российскими банками, снизился в полтора раза —  с 7,8 трлн до 5,2 трлн рублей».

С 2013 года регулятором неоднократно были предприняты меры по сдерживанию розничного рынка. В их числе — установление повышенных коэффициентов риска по кредитам, которые заставляют банки формировать под них повышенные резервы, оказывающие давление на капитал. С 1 марта 2013-го ЦБ вдвое повысил минимальные ставки резервирования по необеспеченному розничному кредитованию, а с 1 июля были повышены коэффициенты риска по кредитам с высокими ставками. С апреля 2015 года ЦБ повысил коэффициенты риска по валютным ипотечным кредитам со 150% до 300%.

Ставки по рублевым кредитам для граждан сейчас находятся на уровне 18–40% годовых. В валюте — 8–21,9%, но валютные ссуды выдает ограниченное количество небольших банков, крупные же банки начали сворачивать валютное кредитование еще задолго до валютного кризиса. Например, в апреле 2014 года перестал выдавать займы в валюте Сбербанк.

Вице-президент СМП-банка Роман Цивинюк поддерживает новацию.

— Ее реализация позволит компенсировать доминирующее положение госбанков на рынке розничного кредитования за счет появления на нем менее крупных игроков,  и, соответственно, дает возможность получать кредиты большему числу граждан, — указал эксперт. —  В настоящее время часть заемщиков из массового сегмента оказались выдавлены с банковского рынка, так как рисковая составляющая превышает максимальное значение ПСК и граждане вынуждены обращаться в микрофинансовые организации, ломбарды, а также к неофициальным кредитам, что в определенных ситуациях может привести к еще большему уровню кредитной нагрузки.  В то же время банки лишились значительного круга заемщиков, с которой они могли бы достаточно эффективно работать при реализации взвешенной политики риск-менеджмента. 

По словам зампреда СДМ-банка Сергея Козлова, при пересмотре максимального значения ПСК ежеквартально банки вынуждены достаточно часто корректировать свои тарифы, что очень неудобно и затратно.

Управляющий партнер аудиторской компании «2К» Тамара Касьянова считает поправки в закон о потребкредите логичными.

— Банки предлагают сделать рынок более свободным, — пояснила Тамара Касьянова.

Она также отметила, что низкая финансовая грамотность населения позволяет банкам прятать ПСК в различных коэффициентах и ставках, а максимально разрешенный порог среднерыночного показателя является защитой от таких действий.

— В условиях финансовой нестабильности и быстро меняющейся обстановки на рынке актуализация максимума ПСК должна происходить как можно чаще, чтобы этот барьер максимально точно отражал рыночную ситуацию, — считает Тамара Касьянова. —  Поэтому в данный момент предложения банков не совсем своевременны — расширить временные рамки определения допустимой ПСК можно в более стабильных экономических условиях.

По мнению начальника аналитического управления банка БКФ Максима Осадчего, искусственное занижение регулятором ставок по потребкредитам — палка о двух концах.

— Неудовлетворенный спрос на потребительский кредит вытесняется на рынок микрофинансовых займов, где ставки существенно выше. Например, максимальное значение ПСК у кредитных организаций в III квартале 2015 года составило 51,6%, а у МФО — 880,2%. В конечном итоге это нововведение, принятое в интересах заемщиков, ударяет по самим заемщикам, — пояснил Максим Осадчий.

По словам директора аналитического департамента ИК «Golden Hills — Капиталъ АМ» Михаила Крылова, ограничение веса крупнейшего кредитора в расчете ПСК может повысить предельную ставку кредитования на 1–1,5 п.п.

— Банки не из первой пятерки постоянно лоббируют исключение Сбербанка из расчета: у него действительно очень низкая стоимость пассивов, и конкурировать стоимостью кредита с ним меньшим игрокам сложно, — комментирует управляющий партнер «Инвесткафе» Иван Кабулаев. — Концептуально с этой ситуацией нужно бороться системно и еще более радикально: долю ЦБ из капитала Сбербанка (50% плюс 1 голосующая акция) нужно продавать (это явный конфликт интересов: регулятор выступает как акционер, и это вредит и обществу, и миноритариям), а сам банк — расчленять (как, например, расчленяли монополии в США в деле «семи сестер»). Но очевидно, что эти мечты либерала сбудутся не скоро.

Президент России Владимир Путин выступил против приватизации Сбербанка 29 января (http://izvestia.ru/news/602901): «Даже в среднесрочной перспективе... мы к этому вопросу возвращаться не будем». Президент поддержал председателя ЦБ Эльвиру Набиуллину, по словам которой, «уровень доверия граждан, вкладчиков к Сбербанку основывается на том, что там контрольный пакет у государства».

В аппарате правительства на запрос «Известий» не ответили. 

Известия // вторник, 9 февраля 2016 года

Банкиры просят правительство спасти рынок потребкредитования

Банкиры просят правительство спасти рынок потребкредитования Финансисты уверены, что меры ЦБ по сдерживанию кредитования уже достигли цели и необходимо остановить дальнейшее сжатие рынка

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке