Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
29 июля
2016 года

На углу Коммунистического тупика и площади Погромов

Писатель Игорь Мальцев — о сносе ларьков в Москве и электоральных перспективах Сергея Собянина

Игорь Мальцев. фото из личного архива автора

Со вчерашнего утра все соцсети кричат про «погромы в Москве». Что-что случилось? Ночь длинных ковшей? Любопытно, хотя про это было объявлено год назад. Сюрприз? Да вроде нет. Конечно, местную публику шокировала масштабность — 94 снесенные «легковозводимые конструкции». И конечно, общественность потрясли обломки, которые были представлены на утро общественности теми, кто осуществлял снос, — Росавтодором. Многие сочли это вызовом — дескать, «вот, получите со своим малым бизнесом, со своими законами, со своей экономической свободой».

Вдруг, совершенно внезапно, самые уродливые сооружения эпохи Лужкова стали части москвичей невыносимо милы. Тут же полились слезы о первом купленном в ларьке презервативе как о самом ностальгическом событии жизни.

На самом деле расколотое общество в очередной раз поделилось на защитников сносимого и противников. Ну людям хлеба не нужно — дай расколоться по какому-нибудь принципу. Правда, те, кто за всё хорошее, тут же принялись пенять мэру за его этническое происхождение, немосковскость, что тут же поставило их в идиотское положение бытовых нацистов и демагогов. Тогда, например, не стоило бубнить про «ночь длинных ковшей» — потому что это прямой отсыл к нацисткой практике. Вы или про холокост, или не про чужую национальность — OK?

Подтянулся даже сам бывший мэр, который стал в РБК лить крокодиловы слезы по малому бизнесу. Ага, он думает, что у нас склероз и мы все моментально забыли, как это всё делалось при нем, родном, австрийском.

Тут же начались разговоры о том, что Москва превращается в холодный сталинский город, где могут жить только автомобилисты и из дома нельзя уже и выйти наружу — настолько всё ужасно. Причем обычно это те же люди, что возмущались помойками у метро, которые лужковские горделиво называли «торговыми центрами».

94 снесенных стали символом — вроде 26 бакинских комиссаров. Да только не работает эта дешевая пропаганда вечно недовольных.

Если было надо сносить эти постройки, то, значит, надо. Другое дело, что и противники и защитники сходятся в одном — обсуждении слов «незаконные постройки».

Это самый большой просчет собянинской команды. Они упирают на незаконность построек. Полно вам. Мы все знаем, сколько надо получить разрешений, бумаг и выдать взяток, чтобы чихнуть в Москве на определенном участке, не то что там построить торговый центр, пусть даже из стекла и картона.

И тогда встает вопрос — вот у нас 94 снесенных объекта. На каждый из них есть все разрешительные документы. Если нет — покажите нам, что их нет. Если есть — скажите — почему то, что вчера было законным, сегодня стало незаконным.

Если вы считаете, что документы выданы чиновниками мэрии за взятки, назовите нам имена этих чиновников. И назовите номера уголовных дел, которые вы против них завели. Вот это будет очень интересно — 94 уголовных дела. Народу это понравится, даже тому, кто сидит на чемоданах и имеет по два паспорта. А то получается, что лужковские разбрелись по теплым местам с приходом Собянина и уже ни за что не отвечают. Зато отвечает народ своим благополучием, своим тем самым малым бизнесом. Как пишут в FB «Не нравятся палатки. И ТЦ не нравятся. Но у сноса должна быть правовая база. Незаконно построили? Кто разрешил? Суд, процесс, решение». Не надо считать людей идиотами — все всё понимают. Более того, своим замалчиванием ответственных за якобы незаконные постройки вы вызываете логичное умозаключение — что теперь на этом будут построены точно такие же, но только для «своих». Логично? Логично.

Тут даже какие-то аматер-журналисты позвонили аматер-духовнику и спросили — а что если тута построят церкви вместо палаток? Он как человек без мозга, естественно, сказал, что это будет хорошо. На основе этого уже весь интернет пестрит сообщениями, что на месте снесенного построят церкви. Как вы представляете себе церкви у выхода из метро на Соколе? Вообще-то, там уже есть одна. И стоит, как стоит долгие годы.

То есть вполне благое для Москвы дело было скомпрометировано тупой работой мэрских пиарщиков, которые уперлись в формулировку «незаконные постройки». А она — заведомо фальшива и лжива. Но бульдозеры уже высланы и Бирнамский лес уже двинулся.

Вообще-то этот кейс — для того, что в Америке называется class action — иск о защите интересов неопределенного круга лиц. Причем если бы среди пострадавших было хоть какое-то подобие классовой солидарности, то можно было бы мэрию недурно финансово нагнуть. Другое дело, что мэрия платила бы из наших денег и в ус не дула, но хоть какое-то подобие закона было бы засвечено на публику.

В то же время часть экспертов утверждает, что в 2015 году вступили в силу изменения в Гражданском кодексе, согласно которым городские власти вправе сносить объекты, признанные самостроем. То есть закон говорит о том, что если какой-либо объект признан самостроем, Москва либо другой город вправе в одностороннем, в административном порядке его снести.

Однако статья не наделяет правом кого бы то ни было, кроме как судебные органы, признавать объекты самостроем. То есть сначала суд должен признать ваш объект самостроем, лишить вас права собственности, лишить вас права аренды на эти земельные участки, а уже потом Москва может спокойно вас сносить.

Какая интересная загогулина получается, как говорил один политический деятель РФ. Значит, Собянина просто подставили или его не волнует следующий результат выборов.

И то и то — неприятно. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 10 февраля 2016 года

На углу Коммунистического тупика и площади Погромов

На углу Коммунистического тупика и площади ПогромовПисатель Игорь Мальцев — о сносе ларьков в Москве и электоральных перспективах Сергея Собянина

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке