Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

Корпорация кошмаров

В погоне за медийностью социологи пугают общество апокалиптическими прогнозами развития ситуации в стране

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

На протяжении своей истории человечество никогда не испытывало недостатка в апокалиптических прогнозах, которые, к счастью, в большинстве своем не сбывались. Достаточно вспомнить, что только предсказания скорого конца света с завидной регулярностью не сбываются на протяжении всей письменной истории. Последний по времени подобный несбывшийся прогноз — конец света в 2012 году, о котором трубили многие «прорицатели» и «ясновидцы», — был основан на том, что именно на этом году заканчивается древний календарь индейцев майя. На вполне резонные реплики о том, что, возможно, календарь заканчивается этим годом по той простой причине, что на каменной глыбе, на которой он выбит, просто не осталось больше места, мало кто обращал внимания. Когда же в 2012 году обещанного конца света так и не приключилось, о страшном прогнозе благополучно забыли в отличие от вещавших о нем «предсказателей» — имена пророков, пугавших народ всяческими грядущими бедствия вне зависимости от того, сбылись ли их предсказания, от Кассандры до Григория Распутина, люди помнят до сих пор.

Похоже, что лавры знаменитых кликуш прошлого не дают покоя некоторым современным социологам, четко усвоившим, что известность предсказателя прямо пропорциональна катастрофичности его прогнозов. И вот уже всякого рода исследователи, увенчанные научными степенями и званиями, вместо публикации объективных и четко выверенных данных начинают пугать современников якобы грядущими «гладом и мором», народными волнениями, переворотами, мятежами, революциями и войнами.

Несколько дней назад профессор НИУ «Высшая школа экономики» Наталья Тихонова представила свое социологическое исследование на тему влияния кризиса на социально-экономическое положение населения России на ежегодной конференции Аналитического центра Юрия Левады («Левада-центр»). Она отметила, что экономические трудности в большей степени на себе ощутили благополучные и образованные граждане Москвы и Санкт-Петербурга, а также россияне, проживающие в небольших населенных пунктах. И хотя на данный момент, как следовало из доклада, граждане и готовы мириться с определенными лишениями, то в самом ближайшем будущем ситуация может резко измениться. Так, по прогнозам Натальи Тихоновой, через год-полтора электоральный рейтинг доверия к власти может значительно снизиться, а рост количества недовольных граждан вполне может привести к волне протестных действий.

Интересно, что ровно об этом же и с теми же выводами о том, что через год-полтора в стране может произойти всплеск массовых протестных настроений, Наталья Тихонова говорила 25 ноября прошлого года на презентации результатов всероссийского социологического исследования «Российское общество: год в условиях кризиса и санкций». В мероприятии тогда приняли участие директор Института социологии РАН Михаил Горшков, руководитель центра комплексных социальных исследований Института социологии РАН Владимир Петухов.

Директор исследовательской организации «Левада-центра», который в свое время отказался от иностранных грантов, чтобы не попасть в реестр НКО — иностранных агентов, Лев Гудков еще в сентябре 2009 года публично заявлял, что запаса терпения россиян хватит немногим более чем на полгода. Прошел срок гораздо больший, чем полгода, и в декабре уже 2010 года Лев Гудков несколько скорректировал прогноз «судного дня» для российских властей. Сославшись на мнения других специалистов, он заявил, что терпения россиян хватит на 3 года при постепенном ухудшении экономической ситуации. Летом 2012 года, после избрания Владимира Путина президентом страны, всё тот же Гудков отмечал, что в стране существует раскол, которые будет усиливаться в ближайшие годы или даже месяцы, приводя к росту негативных настроений.

Сами представители социологической науки и крупнейших специализированных организаций хоть и не склонны обвинять коллег в некорректных прогнозах, не нашедших своего подтверждения в реальной жизни, однако отмечают, что если результаты прогноза расходятся с действительностью, то это серьезный удар по репутации социологов.

Доктор социологических наук, профессор факультета социологии СПбГУ Николай Скворцов пояснил, что «сбываемость» прогноза зависит от многих факторов — иногда даже политические деятели делают прогнозы, а потом объясняют, почему они не сбылись. 

— Что же касается ответственности за каждый опрос, то всё зависит от имиджа самой организации: ее грамотности, владения методиками, неангажированности. Есть небольшие организации, которые неизвестно кому принадлежат, а есть серьезные: ВЦИОМ, ФОМ, «Левада» — они чаще всего проводят качественные исследования, — рассказал Николай Скворцов. — Разумеется, если результаты проведенной работы будут значительно расходиться с действительностью, то это будет серьезный удар по имиджу любой социологической организации.

Генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров считает, что некорректные прогнозы, к сожалению, не отражаются на репутации их авторов.

— Это влияет на репутацию социологических организаций. Пошатнуть ее могут две вещи. Во-первых, если в обществе сложилось конкретное мнение по какой-то теме, которое опровергает результат опроса, это вызывает шок и возмущение. Во-вторых, на репутацию влияет согласованная «война», подразумевающая действия по дискредитации социологических центров, которая вспыхивает всегда в предвыборный период.

Масла в огонь подливают и некоторые государственные деятели, пугающие сограждан прогнозами ухудшения ситуации в экономике. Так, министр финансов России Антон Силуанов заявил, что не исключает повторения самого тяжелого кризиса в новейшей истории страны 1998 года, когда за короткое время российский рубль рухнул по отношению к другим иностранным валютам в несколько раз.

Ряд экспертов считают, что многие социологические службы сегодня фактически борются за свое место на рынке, имеют свой коммерческий интерес и ради привлечения внимания к себе готовы пожертвовать объективностью своего прогноза в угоду его громкости.

Так, президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов отметил, что сегодня, в предвыборный период, для социологов основной задачей является вызвать интерес к тому или иному исследованию, на что в большей степени влияет яркость, тревожность материала, точное попадание его в злободневный контекст информационного поля, которое формирует поведение людей.

— Но политический замысел здесь вторичен, главный критерий — это коммерческий интерес исследования: а для того чтобы текст понравился и стал популярен, нужен размах. Написать, что ситуация ухудшилась на 1,5%, можно, но читать будут, только когда заголовок сообщает, например, что она ухудшилась вдвое. И негативная составляющая обычно бывает более востребована, чем позитивная. Понятно, что ситуация в экономике на сегодняшний день и так усложняется, но если завтра социологи дадут статью, что «большинство россиян массово скупает валюту», то послезавтра у обменников образуются очереди, — сказал он. — Общество так устроено, что никто не хочет быть один и примкнуть к мнению большинства — инстинктивно воспринимается как правильное решение. Поэтому подобного рода прогнозам нужно относиться очень осторожно.

Социология, как заметил Абзалов, перед выборами будет «радикализироваться» —фактически это борьба за рынок.

— Опросы формируют сознание и бывают действенны. Конечно, заказчиками могут выступать не только внутриполитические организации, это могут быть и зарубежные силы. Посольство США, например, вполне может заказать фронтальный опрос по международным темам. Например, с такой формулировкой, что большинство россиян собираются возвращать СССР, — рассказал Дмитрий Абзалов. И предостерег: — Таких заказов идет немало, в основном их проводят через международные организации, но иногда заказ поступает и изнутри. Региональный протест и разделение позиций по внешней политике — вот основные тренды заказов на международную социологию. Например, «Неприятие внешней политики президента растет», «Протестные настроения накаляются» и «Уровень поддержки власти в субъектах падает». Сам рынок потребления результатов таких исследований не обязательно будет российским, иногда такие исследования заказываются с целью распространения на внутренних рынках других стран — для формирования у граждан этих стран определенной позиции по ситуации в России.

Политтехнолог и профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев заметил, что у каждого рейтинга есть заказчик, и никто не станет проводить такие опросы и формировать прогнозы бесплатно и бесцельно. А формат, характер и результат получившегося «продукта», как правило, и указывает на заказчика.

— Рейтинг, конечно, может манипулировать людьми, но не является единственным фактором, формирующим их поведение. Не до такой степени это всесильный инструмент. Хотя, конечно, правильней интерпретации социологических данных направлять не прямо в массы, а соответствующим экспертам, ученым, поскольку социология — инструментальная наука, наука для специалистов. Обычный человек, без соответствующей подготовки, воспринимает информацию в лоб, так что если допустить неконтролируемый поток такой информации, то можно вызвать смуту в гражданском обществе, — отметил Олег Матвейчев.

Представители российского бизнеса отметили, что предприниматели так или иначе тоже следят за настроениями в обществе, учитывают данные всевозможных опросов и иных социологических исследований и, исходя из негативных прогнозов специалистов, также могут задумываться о будущем своего бизнеса. Устрашающие модели развития ситуации в стране с прогнозом осуществления через год могут повлиять и на настроения иностранных инвесторов, которые могут начать сомневаться в целесообразности работы в РФ.

— Все эти прогнозы отрицательно влияют на российскую экономику, на инвестиции в Россию, на производство. Эта же волна отражается и на крупных отечественных компаниях, которые также улавливают макроэкономические настроения и, даже не получив еще никаких реальных сигналов, начинают готовиться к сокращению персонала или другим подобным мерам, — сказал председатель совета директоров «Института анализа политической инфраструктуры» и глава компании «ЛюксАвто» Евгений Туник. — Это похоже на ситуацию с проплаченными западными рейтинговыми агентствами. Мы в прошлом году видели, как они искусственно занижали прогнозы развития российской экономики. На это реагируют и крупные компании, и средний и малый бизнес, в том числе иностранный, который в итоге может уйти с российского рынка.

Заместитель председателя комиссии по развитию малого и среднего предпринимательства правительства РФ, вице-президент Сбербанка Сергей Борисов также отметил, что рейтинги и исследования на фоне тревожной обстановки в экономике влияют на бизнес-сообщество.

— Многие приезжают в Москву искать правды, попытаться понять реальную обстановку. Но такого ажиотажа, что значительное число бизнесменов хотело бы всё побросать и уехать, сейчас нет. Во-первых, хоть мы и достигли дна, как говорят некоторые, и возможно, дна не последнего, надо искать не пути отхода, а пути решения, — сказал он. — Во-вторых, надо признать, что кризис это мировой, и хоть у нас он чувствуется сильнее, но в других странах он тоже есть. Что же касается инвестиций, то депрессивный оттенок общего информационного поля также негативно влияет на этот вопрос. Правда, надо отметить, что влияют на ситуацию и санкции, и всё тот же спад в мировой экономике.

Социолог, кандидат философских наук, генеральный директор социологической компании «Башкирова и партнеры» Елена Башкирова считает большинство апокалиптических прогнозов политически ангажированными.

 Это всё идет в русле информационной войны. Как началось по итогам Второй мировой войны — принижать образ России путем прямого вранья, так продолжается и сейчас, и, конечно, идет нагнетание ситуации, — заявил она. — Хотя исследования говорят как раз об обратном — что никаких предпосылок к тому, что у людей закончится терпение, нет и не было. Ничего нового в этом смысле люди, ведущие информационные войны, не изобрели. Сейчас технологии только немного изменились. 

То, что порой выдается за прогнозы, никак не является прогнозами. Для настоящего прогноза нужно построение прогностической модели, которая включает анализ многих факторов. Никаких прогнозов на одном вопросе, который ставят в исследовании с формулировкой «Как вы думаете, насколько лет/месяцев хватит у людей терпения», строить нельзя — это смешно. Это, в конце концов, ненаучно. 

Прогнозы должны включать в себя и экономические, и политические составляющие, и динамику общественного мнения, там множество объективных составляющих. Одно общественное мнение — это анализ субъективных мнений. Говорить о том, что терпение у народа заканчивается, по меньшей мере странно и, мягко говоря, необоснованно. Это нонсенс, и ни один уважающий себя социолог не назовет эти громкие слова прогнозом, потому что нет таких данных. 

Никаких оснований, чтобы строить прогнозы и говорить об этом, нет. Наоборот, все наши исследования говорят об обратном. А мы в этом поле работаем достаточно давно — и в кризис 1998 года, и 2008–2009 годах работали — мы как раз изучали этот вопрос подробно: как живется людям в моногородах. Вот им действительно трудно пришлось, особенно таким незащищенным слоям, как пенсионеры и студенты. В анкеты входило до 100 вопросов, а не один пункт. И проанализировав данные, мы приходили к выводу, что народ приспосабливается, выживает и находит мотивы жить дальше. Посмотрите, как легко и быстро россияне переориентировались с зарубежного туристического рынка на внутренний. Это произошло довольно спокойно, не было никаких истерик и демонстраций. Наоборот, находят прелести и даже говорят, что же мы так много времени потеряли и из года в год ездили в ту же Турцию или Египет.

К счастью, большинство социологов делают свою работу по-настоящему, они не ангажированы и честны в своих исследованиях. Но, к сожалению, есть и те, кто ангажирован, кто из года в год повторяют не сбывающиеся прогнозы. Я не могу сказать, проплачены они или нет, но точно могу сказать об ангажированности таких исследований. 

Сегодня ряд отечественных некоммерческих организаций, которые занимаются социологическими исследованиями, и в частности опросами, находятся в реестре НКО — иностранных агентов Министерства юстиции РФ. Эти организации, получая финансирование из-за рубежа, занимаются внутри России политической деятельностью. Среди прочих, это такие объединения, как Центр независимых социологических исследований (ЦНСИ), который финансируется за счет Фонда Макартуров (США) и Национального фонда США в поддержку демократии, и Фонд содействия защите прав и свобод граждан «Общественный вердикт», получающий средства от австрийских, норвежских, британских, американских и швейцарских доноров.

Известия // понедельник, 15 февраля 2016 года

Корпорация кошмаров

Корпорация кошмаровВ погоне за медийностью социологи пугают общество апокалиптическими прогнозами развития ситуации в стране

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке