Новости, деловые новости - Известия
Среда,
24 августа
2016 года

Перо и гашетка

Писатель Исраэль Шамир — о перемирии в Сирии и битве за Алеппо

Исраэль Шамир. Фото из личного архива

Главное искусство в азартной игре — умение остановиться. Не проигравшись в пух и прах, так, чтобы на такси надо было занимать деньги, а после отличного выигрыша, когда карта так и прет и азарт подталкивает тебя играть дальше, удваивать ставки в надежде сорвать банк, вот тут-то и надо встать из-за зеленого стола, отодвинуть карты, собрать фишки и пойти спокойно в кассу менять фишки на хрустящие ассигнации.

Такой момент наступает, видимо, в Сирии. Там было достигнуто невообразимое. Не только русское оружие одержало блистательную победу, да еще и практически без потерь, не только удалось спасти Сирию от гибели, но более того — Россия смогла в ходе недолгой кампании восстановить свое влияние и вернуть себе место среди великих держав, казалось бы, безнадежно утраченное в 1990-м. Достижения сирийской кампании трудно переоценить: за три месяца страна, обложенная западными санкциями, завязшая в медленном конфликте с Украиной, в тягучих расчетах «хамон–Донецк–цена на нефть», стала победительницей на главном, ближневосточном театре военных действий. Сейчас Кремль собирается остановить военную кампанию и дать дипломатии возможность завершить игру.

Последовало решение о перемирии в Сирии. Бросать чепчики в воздух рано. Пока совсем не ясно, о чем именно договорились державы в Мюнхене, да и договорились ли. В ближайшие дни, если не сегодня, мы услышим, что стороны совсем по-разному понимают разные пункты соглашения. «Тёрка», на уличном арго, только началась, но направление становится ясным. В конце концов некоторые группы боевиков получат международное признание и смогут участвовать в политическом процессе в Сирии.

Тотальной войны и тотального истребления врагов президента Асада не будет. Это хорошая новость, Россию она устраивает. С самого начала Россия стояла (в Сирии, как и в Донбассе) за политическое урегулирование, за мирный процесс, за коалиционное правительство и соблюдение норм международного права. Члены антиасадской оппозиции часто бывали в Москве, имели возможность встретиться если не с Сергеем Лавровым, то с его заместителем по Ближнему Востоку Михаилом Богдановым, многоопытным дипломатом, бывшим послом в Каире и других столицах региона, арабистом и знатоком деталей, который «налетал» тысячи часов в переговорах с ними.

Москва хотела усадить оппозиционеров и Асада за стол переговоров. Последняя попытка провалилась только что — назначенные на 25 января переговоры в Женеве были официально прекращены 4 февраля, так толком и не начавшись. За истекшее время произошли важные, поворотные события. Силами сирийской армии и ее союзников, при авиационной поддержке ВКС России был перекрыт Азазский коридор, узкая полоска земли, связывавшая Алеппо и Турцию. По этому коридору шли поставки, оружие и боеприпасы окопавшимся в северном Алеппо боевикам. Пока коридор держался, мешок Алеппо не был завязан, и зайцы могли прыгать в него и из него довольно свободно.

Когда начались бои за коридор, страшно всполошились противники Асада, и в первую очередь Турция, а затем и страны Залива, Англия, Франция и Соединенные Штаты. Шесть раз просил Джон Керри у Сергея Лаврова в ходе одной встречи: «Не трогайте Азазский коридор!» Турецкий премьер Ахмет Давутоглу обещал бросить свои войска в бой, чтобы не сдать Алеппо. Когда «мешок Алеппо» был завязан, вопль поднялся до небес. Западная медиа, равнодушно смотревшая на царство террора, созданное пожирателями сердец, забилась в истерике, заламывая руки, когда над террористами нависла угроза. «Русские убивают мирное население», «Путин — самый богатый и самый коррумпированный человек в мире», «Русские опасней, чем ДАИШ» — вот такие заголовки были в ведущих СМИ Запада в последние дни. Министр обороны США решил послать в Сирию свой спецназ, а заодно и спецназ Саудовской Аравии и стран Залива.

Тут и настало (никогда, впрочем, не прекращавшееся до конца) время дипломатов. Россия согласилась на перемирие. Оно вступит в силу через неделю. И за оставшуюся неделю у сил Асада есть карт-бланш дожать мешок Алеппо, пока из него не раздастся жалобный писк. Есть время подчистить карманы сопротивления между Алеппо и Хомсом, выйти к турецкой границе. А в течение этой недели у боевиков есть время — удрать в Турцию,  пойти на переговоры или героически погибнуть.

Вступит ли перемирие в силу, тоже не очевидно. Россия не воюет на земле и не воюет с врагами Асада — только с террористами, с которыми война не прекратится. Так что она тут не решает. Но и «умеренная оппозиция», и Асад пока к перемирию не стремятся. Лидеры оппозиции уже сказали, что не хотят говорить, пока их бомбят, а когда перестанут бомбить, они и вовсе не захотят. Президент Асад тоже не выразил восторга по поводу соглашений в Мюнхене и поклялся освободить всю Сирию. Лидеры стран Залива все как один отчеканили: «Асад должен уйти», а страны Запада потребовали прекращения русских бомбежек, апеллируя к слезе ребенка.

Сейчас в Сирии «мариупольский момент». Помните, в прошлом году Киев отказывался идти на переговоры, пока русские добровольцы не ворвались в пригороды Мариуполя, и тогда Порошенко сразу захотел и подписал Минские протоколы. Нужно добиться политического урегулирования, а для этого перо дипломата и гашетка авиапушки должны работать в тандеме. Нельзя упустить победу, и не стоит перегнуть палку.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // воскресенье, 14 февраля 2016 года

Перо и гашетка

Перо и гашеткаПисатель Исраэль Шамир — о перемирии в Сирии и битве за Алеппо

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке