Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
2 октября
2016 года

«Мы живем во времена суррогата»

Вячеслав Бутусов собирается пропагандировать вечные истины

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Баранов

7 марта питерская группа «Ю-Питер» выступит на открытии новой столичной площадки — клуба Stereo Hall на тысячу мест. Накануне концерта лидер группы Вячеслав Бутусов рассказал «Известиям» о том, почему он посвятит концерт Международному женскому дню и о причинах, по которым не планирует широко отмечать юбилей группы и свое 55-летие.

— Что планируете играть на концерте 7 марта?

— Дата обязывает приурочить концерт к 8 Марта, каким бы ни было отношение людей к этому празднику. У нас, по-моему, за последнее десятилетие не было праздника, который не предавался бы обструкции, — по крайней мере из тех, которые у нас всегда считались календарными и привычными. Даже Новый год претерпел критику. Я предлагаю относиться к 8 Марта символически: мы к нему всегда относились как к сигналу, что в этот день надо к женщинам проявить максимум внимания. Вот и всё. Никто не в курсе был революционного контекста, того, что эта дата связана с масонами и т.д. 

— В программе, наверное, будет много песен с альбома «Гудгора», вышедшего год назад.

— Да. Мы сейчас песни с этого альбома прокатываем, они в основе новой программы. Это во-первых. А во-вторых, потому, что этот альбом — про любовь, а всё, что касается женщин, связано со вселенским понятием «любовь». Но хиты, само собой, тоже исполним.

— Какой отклик нашел альбом?

— Мне трудно судить, я всё субъективно воспринимаю: какими бы статистические показатели ни были, я опираюсь на свои внутренние ощущения. Не знаю, сколько народу положительно к нему отнеслись, сколько — вообще без эмоций, кто вообще не в курсе, что альбом вышел. Мне очень важно, чтобы люди, которые откликнулись, правильно его восприняли. Вещи, которые мы в последнее время проповедуем, — в них ничего нового нет. Мы не ставили задачи удивлять людей, ищущих в музыке экспериментов, сенсаций. Мы говорим о вещах известных, проверенных, базовых, символических. Но, надо сказать, об этом сейчас сложнее всего говорить.

Очень легко привлечь внимание той же молодежи какой-то сленговой эстетикой: я же помню все эти вещи, они имеют большое значение для молодых людей, это у них свой ключ, свой язык. Но мы — к сожалению или к счастью — вынуждены уже отступить от такого модного языка. Мы говорим на патриархальном языке. У нас тщательно отобранные слова, проверенные мысли. Я больше того скажу: мы близки к тому, чтобы отсебятину вообще не пропагандировать. Только вечные истины.

— Над новыми записями работаете?

— Нет, нам важно песни с альбома «Гудгора» максимально донести до людей. Нам нравится этот альбом. Мы считаем, что это очень важный этап — не в том смысле, чтобы какие-то лавры или дивиденды заработать, а в том, чтобы донести до людей очень важные вещи, необходимые на сегодняшний день, без которых, можно сказать, уходить из этой жизни неправильно. Нужно хотя бы сделать попытку донести до людей смысл истины, потому что мы живем во времена суррогата. Мы не отличаем вещи натуральные от суррогатных — это совершенно точно, включая пищу и духовную, и физическую.

— Творчество способно научить людей отличать настоящее от суррогата?

— Это очень прогрессивный подход, на мой взгляд. Всё так оболванено и загажено, что народу хочется кусочек чистого неба, глоток свежего воздуха, чистой воды. Им хочется информации, которая не будет в течение десяти минут становиться то правдой, то ложью в зависимости от обстоятельств. 

— В феврале вы выступали в Симферополе, до этого — в Севастополе. Какие ощущения остались от посещения Крыма?

— Приехать в место, о котором так много говорят, и узнать, что жизнь не так ужасна, как ее представляют себе испорченные люди, — это большое облегчение. Очень полезно стать свидетелем того, что происходит на самом деле, иначе так и будешь мучится отравленной информацией, которая прет изо всех щелей. Можно провести параллель: когда погода плохая — сыро, пасмурно, угрюмо, — думаешь: «Надо же, как ужасно, выходить на улицу не хочется». А стоит выйти, и ты по-другому совершенно всё воспринимаешь. Как правильно пелось в песне — «У природы нет плохой погоды». 

— 19 мая в Москве будет концерт «Брат-2. 15 лет. Живой soundtrack». Какое значение имеет для вас этот проект?

— Это такой проект, в котором группа «Ю-Питер» не может не принять участия, хотя в целом у меня подозрительное отношение к подобным музыкальным смесям. Фестивалем это не назовешь. По сути это просто сборный концерт. Проект колесит по всей стране, там разные составы групп. Он сам по себе ограничен: по замыслу организаторов, там должны выступать группы, чьи песни звучали в фильме «Брат-2» Алексея Балабанова. А саундтреки фильма лоббировались тогда «Нашим радио». Так что, если призадуматься, к фильму это имеет второстепенное отношение. Фильм просто является подкладкой — чтобы была привлекающая зрителей афиша. Это такой менеджерский проект, если я правильно пониманию. У меня претензий к нему никаких нет. Но сами понимаете, в чем заключается разница, когда собираются люди, близкие по духу или люди, близкие по тренду, которых только он и объединяет. Но в целом, если рассматривать этот проект без консервативного скептицизма, я рад тому, что большое количество людей собирается вместе. На концерт в Петербурге, в котором мы участвовали, много народу откликнулось. Радует, что кому-то это еще интересно.

— Если говорить о людях, близких по духу: вы принимали участие в записи благотворительного альбома группы «Террариум», средства от которого пойдут на лечение одного из основателей «Аквариума» Анатолия Гуницкого.

— Это уже второй такой альбом. Первым был «Пятиугольный грех», тоже записанный по инициативе Бори Гребенщикова в поддержку Гуницкого, потому что там использованы его тексты. Я считаю, что Анатолий Гуницкий сильно недооценен. Судя по тем неопубликованным материалам, с которыми я знаком, — он гениальнейший поэт. 

— В прошлом году вы записали с Юрием Шевчуком трек «Осінь панує» на украинском языке для альбома группы «Сонце-Хмари». Как попали в проект?

— Здесь важно правильно сформулировать и расставить акценты. Не мы с Юрой инициировали этот проект, нас просто пригласили по отдельности. Мы даже не видели друг друга.

— Вы отдельно записывались?

— Да, сейчас же такие технологии! Андрей Федечко-Мацкевич, питерский фотограф, известный еще в советское время по газете «Рок-фуз», помимо всего, является организатором и инициатором группы «Сонце-Хмари». Они функционируют в Питере сами по себе, независимо. Поскольку он давным-давно знаком со многими музыкантами, ему хватило терпения дождаться, пока все мы найдем время по паре фраз спеть в песнях для этого альбома, которые он выбрал. В начале песни «Осінь панує» поет хор женский, а мы с Юрием Юлиановичем как сессионные музыканты поучаствовали наравне со всеми остальными приглашенными. Так сказать, проявили снисходительность и уважение к профсоюзу музыкантов.

— Результат понравился?

— Вполне трогательная песня получилась, по-моему. Я, конечно, не большой знаток  украинского языка. Но в данном случае к этому нужно относиться спокойно, без претензий. Я очень старался выполнять все инструкции Андрея, который владеет украинской мовой: буквально каждое слово переписывал, если что-то не так в произношении было.

— В январе вы участвовали в концерте в поддержку священника Глеба Грозовского, которого обвиняют в педофилии и скоро экстрадируют из Израиля в Россию. Почему поддерживаете его?

— История настолько мутная и темная, что меня уже просто тошнит от всего этого. Сложность моего положения заключается в том, что я довольно давно знаю Глеба Грозовского и как человека, и как священника в первую очередь. Не могу поверить в то, что вменяется ему в вину. Не понимаю, как вообще можно человека до такой степени очернять. Теперь же на него можно натравить кого угодно. А он — человек семейный, и семья оказалось в жутком положении. Мне как человеку семейному страшно об этом думать. Столько лет его уже мурыжат, и это всё ужасно выглядит.

— 2016 год — юбилейный: 15 лет исполняется «Ю-Питеру», 55 — вам. Какие планы?

— Знаете, мы не успеваем уже планы строить. У меня такое ощущение, что после 50 лет всё становится каким-то сплошным юбилеем. Я уже не реагирую на них, потому что есть вещи более значимые. Хотя понимаю, что юбилеи надо как-то обозначать, — это неизбежно. Самое главное, что жизнь идет своим чередом. А отмечать юбилеи — как рост и вес измерять: на определенном этапе жизни это перестает иметь смысл.

Известия // понедельник, 29 февраля 2016 года

«Мы живем во времена суррогата»

«Мы живем во времена суррогата»Вячеслав Бутусов собирается пропагандировать вечные истины

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке