Новости, деловые новости - Известия
Среда,
27 июля
2016 года

Закарпатье пока Украина

Писатель Всеволод Непогодин — о ситуации на западе Украины

Всеволод Непогодин. Фото из личного архива

Украинские патриоты, маниакально выискивающие малейшие признаки сепаратизма, настолько зациклены на ситуации с Донбассом, что совсем забыли о происходящем на западе страны. А ведь в Закарпатье неспокойно. Невнимание к проблемам региона может обернуться для Украины очередной потерей территории и населения.

Закарпатье — это последний регион, вошедший в состав УССР. Случилось это лишь в 1945 году. Будапешт территориально и духовно гораздо ближе Закарпатью, чем Киев. Нищие в центре Ужгорода просят милостыню на венгерском, а не на украинском языке. На мадьярском полно вывесок и афиш. Таблички с названиями улиц дублируются на словацком. Более 100 тыс. жителей региона уже обзавелись паспортами Венгрии. Большинство закарпатских трудовых мигрантов работает в Европе, предпочитая ее украинским областям.

Автономия Закарпатья имеет длительную историю. Находясь сначала в составе Венгрии, а затем Чехословакии Закарпатье называлось Подкарпатской Русью и имело права автономного региона. На референдуме 1 декабря 1991 года 78,6% жителей Закарпатья высказались за предоставление краю статуса автономной территории в составе Украины. Несмотря на это, официальный Киев продолжает демонстративно не замечать происходящее в регионе, вяло реагируя на просьбы закарпатских венгров предоставить им автономию.

Губернатор Закарпатья Геннадий Москаль, переведенный с Луганщины, худо-бедно контролирует ситуацию только в самом Ужгороде. Мукачево — вотчина клана Балог. В Сваляве властвует Михаил Ланьо. Летняя перестрелка в Мукачево с участием «Правого сектора» связана с конфликтом между Балогами и Ланьо из-за передела сфер влияния. Ни для кого не секрет, что основным бизнесом в Закарпатье является контрабанда и войны за контроль над участками государственной границы идут нешуточные. В регионе полно автомобилей с венгерскими, словацкими и польскими номерами. Многие из них краденые. Милиция не придирается к водителям без документов на машинах с иностранными номерами — таков неформальный общественный договор.

Еще одна проблема, которую Киев предпочитает не замечать, — самоидентификация русин. Множество людей, записанных статистикой в украинцы, на самом деле считают себя русинами. Еще Иван Франко писал в своем дневнике: «Меня обозвали украинцем, хотя все знают, что я — русин». Существование самобытной нации власти предпочитают замалчивать. Чем дольше Киев игнорирует просьбы русин о прекращении насильственной украинизации, тем сильнее сепаратистские настроения в крае.

Надо сказать, что жители Закарпатья, в отличие от соседей из Ивано-Франковской и Львовской областей, в своем большинстве не поддержали государственный переворот. 20 февраля на центральную площадь в Ужгороде почтить память «небесной сотни» вышло лишь несколько десятков человек. Акция была совсем немногочисленной и выглядела жалко. Закарпатские активисты всячески мешают украинским националистам осуществлять блокирование российских фур.

Закарпатье — это регион, дружелюбно относящийся к России, в штыки воспринимающий майдан и культурно ориентирующийся на Венгрию. Попытка президента Порошенко утихомирить регион, назначив губернатором привыкшего к работе в кризисных ситуациях Геннадия Москаля и дав проходное место в списке своей партии на выборах в Верховную раду представителю венгров Ласло Брензовичу, пока выглядит неубедительно. Только широкий диалог с лидерами венгерской и русинской общин, ведущий в конечном итоге к созданию автономии, сможет разрядить обстановку.

Порошенко боится предоставить особый статус Закарпатью, потому что опасается эффекта домино. Следом могут потребовать автономии и другие регионы, что выльется в неизбежную федерализацию. Унитарная модель государственного устройства морально устарела и привела к гражданской войне. Федерализация сторонникам майдана нынче представляется кошмаром, который непременно обернется развалом страны. Но именно федерализация спасет Украину от краха по балканскому сценарию. Закарпатье должно стать пилотным проектом успешного проведения автономизации. Венгерский район с центром в Берегово послужит хорошим примером для других территорий, борющихся за расширение своих прав.

Киев до сих пор не продемонстрировал вразумительной реакции на продолжающуюся раздачу венгерских паспортов жителям Закарпатья. Новый очаг сепаратизма может вспыхнуть в любой момент и лучше погасить его заранее, пойдя на уступки местному населению. Украинские регионы неоднородны по своему национальному составу, обычаям и нравам, так что всех стричь под одну гребенку долго не удастся. Закарпатье имеет отличные туристические перспективы. Замки в Ужгороде и Мукачево интереснее, чем достопримечательности Львова, просто менее раскручены. Будущее региона сейчас зависит от политической воли украинской власти. Дадут автономию — начнется новый виток развития края. Опять закроют глаза на требования венгров и русин — может возникнуть новый очаг напряженности и очередная угроза территориальной целостности украинского государства. Лучше сохранить Закарпатье в составе Украины с автономным статусом, чем потерять его навсегда. У президента Порошенко еще есть время одуматься. Пора уже извлечь уроки из ситуации с Крымом и Донбассом, отказавшись от части властных полномочий в пользу местных общин.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // вторник, 1 марта 2016 года

Закарпатье пока Украина

Закарпатье пока УкраинаПисатель Всеволод Непогодин — о ситуации на западе Украины

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке