Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
26 мая
2016 года

Безумство вменяемых

Писатель Игорь Мальцев — о парадоксальной реакции в обществе на трагедию в Москве, где четырехлетний ребенок был убит няней

Игорь Мальцев. Фото из личного архива

По городу ходила тетка в черном с отрезанной детской головой. Это не блокбастер из списка номинированных на премию киноакадемии США. Это вообще не кино. Это то, что может присниться обывателю в самом кошмарном сне. Люди, которые потом увидели фото в соцсетях, просто отказывались верить в реальность происходившего. Потому что человеческий мозг этого воспринять как реальность не в состоянии. Наверное, мудро поступили руководители тех каналов, которые не стали транслировать это в эфире, потому что непонятно, как среагирует обычный зритель. Что делать? Куда бежать? Волна непринятия на работу женщин с Востока, общая агрессия, направленная на восточную «колонну» и масса других неприятностей, но уже в масштабе страны. Да, скорее всего такая позиция, как «няня», теперь закрыта для тысяч узбечек, таджичек и прочих, кого простой москвич просто не идентифицирует по роду-племени. Образ женщины в черном с детской головой в руках теперь будет впечатан в память миллионов.

Русские соцсети отреагировали обычно, то есть вполне с учетом заветов автора «Моей борьбы» — «расстрелять», «смертная казнь должна быть возвращена», «все узбечки делают это» и т.д. И, конечно, тот факт, что обезумевшая тетка кричала «Аллах акбар», привнес мало понимания в межконфессиональный диалог. То есть привнес окончательное непонимание. У простого человека все смешалось в голове — ДАИШ (бывшее ИГИЛ, запрещенное в России), террористы Парижа, взрывы в московском метро, Улуг-бек и бен Ладен, детские головы, Сирия, про которую даже никто особо не знает, где она. Ужас и кошмар. 

У людей снесло крышу — и это даже понятно. Только что делать с этим — никто не знает. Когда страхи социума внезапно концентрируются в едином образе — тут очень сложно удержаться от безумия. Причем одна часть авторов клеймит ислам, другая часть доболталась до того, что это провокация спецслужб. Последнее — из лагеря бывших сотрудников «Эха Москвы». Профессиональная деформация, что тут поделаешь.

Никто не знает точно, что произошло, но образ уже создан. Историю личного безумия тетки в черном никто не знает. Странные дефиниции типа «под действием психотропных препаратов» ясности тоже не вносят. ПП — это что — трава, что ли, или пластилин, или таблетки — что? Нет ответа. Но мы же в курсе, что миллионы, принимающие антидепрессанты и даже чего покруче, обычно не отрезают головы чужим детям. Но тут вступает сразу фаза генерализации — «они все такие».

Мой друг тут по этому поводу вспомнил, как в 1980-е у них в Новосибирске бабушка рубила внука топором, но не дорубила и после больницы мальчик так же играл в той же песочнице. Более того — бабушка жила в той же семье с любимым внучком.

Тетушка из Саратова давеча угрохала своих внуков — и по этому поводу все как-то тактично промолчали. Действительно, это же не американский папа, который расстрелял всю семью с русскими приемными детьми. Впрочем, когда выяснилось, что дети из Казахстана, то общественная истерика захлебнулась, не успев начаться. Кто их считает, этих казахских детей? Да и русских никто не считает — вот только в приемных семьях умерло 300, из которых 19 было убито руками приемных родителей. Кто-нибудь что-нибудь сказал, кроме Астахова? Нет. Семеро детей вместе с матерью в Нижнем Новгороде? Да кому это надо! Шизофреник в Подольске зарезал двоих собственных детей. Дальше? Да, конечно, нехорошо, но он же не кричал «Аллах акбар», пока их резал? Скорее всего, нет. А на нет и суда нет. А был ли на нем хиджаб? Вот точно — нет. И что?

А то, что безумие не знает ни религий, ни этноса, — ни-че-го. Люди, которые сейчас раскручивают национальную карту, — подонки. Безответственные подонки. Вешать на безумную тетку членство в ИГИЛ — это даже не смешно. Это значит просто подменять понятия и так или иначе обесценивать реальную угрозу. Зачем это делают местные авторы — остается только гадать. Сейчас найдется масса нациков, которые будут вопить: «Мы же говорили!» Продажные менты тут же поднимут планку своих поборов с приезжих. Каждый попробует иметь свой маленький гешефт на трагедии двух семей.

Но. Как написал один автор: «К сожалению, безумная фурия в черном может выйти на улицу с отрубленной головой не только в Москве, но и в Берлине, и в Париже, и в Риме, и где хотите, кроме разве что Израиля». Безумие не знает границ. От безумия нет профилактики. Что бы вам сейчас ни говорили.

Известия // среда, 2 марта 2016 года

Безумство вменяемых

Безумство вменяемыхПисатель Игорь Мальцев — о парадоксальной реакции в обществе на трагедию в Москве, где четырехлетний ребенок был убит няней

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке