Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
10 декабря
2016 года

«Не уверена, что норвежцы выигрывают только за счет своего здоровья»

Президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе — об итогах Кубка мира-2015/16 и запрете милдроната

Фото: РИА НОВОСТИ/Александр Натрускин

Завершился Кубок мира по лыжным гонкам сезона-2015/16. У мужчин уверенную победу в общем зачете одержал норвежец Мартин Йонсруд Сундбю, это его третий «Большой хрустальный глобус» подряд. Второе и третье место у соотечественников Сундбю — Петтера Нортуга и Финн-Хогена Крога. Лучший из россиян — 23-летний Сергей Устюгов — стал четвертым. 

Три первых места у женщин также достались представителям Норвегии: Тереза Йохауг повторила свой успех сезона-2013/14, второе место у Ингвильд Флюгстад Остберг, третья — Хайди Венг. Лучшая из россиянок — Наталья Матвеева лишь 34-я в итоговом зачете Кубка мира.

Выступления российских лыжников в сезоне-2015/16 и допинговую историю с милдронатом корреспондент «Известий» обсудил с президентом Федерации лыжных гонок России, трехкратной олимпийской чемпионкой Еленой Вяльбе. 

— Елена Валерьевна, столь серьезное преимущество норвежцев перед другими лыжниками вас не смущает? 

— Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос. Имеем то, что имеем. Видимо, норвежцев устраивает то, что между ними и всем остальным миром огромная пропасть. Не пойман — не вор, но я не уверена, что они так стабильно выигрывают все гонки только за счет собственного здоровья. Об этом говорим не только мы, но и многие представители других лыжных федераций Европы.  

— В чем причины столь неудачного выступления наших девушек? Есть ли свет в конце туннеля?

— Девчонки много тренируются, хотят добиться хороших результатов, но пока не получается. Главная причина — отсутствие лидера. У женской сборной нет своих Легковых, Вылегжаниных, Крюковых... Они все примерно одинаковые. Это плохо. Если бы у нас была хотя бы одна лыжница уровня Йохауг, то девчонки прогрессировали бы гораздо быстрее. У нас произошла слишком резкая смена поколений. Все лидеры одновременно покинули команду, а достойной смены подготовлено не было. Тем не менее я по-прежнему надеюсь на этот состав. На «Туре Канады» сразу четыре наших лыжницы попали в первую тридцатку. Это уже прогресс. Надеюсь, что мои оптимистические прогнозы на следующий сезон сбудутся.

— Зато в мужской сборной появился новый лидер — Сергей Устюгов. Перед началом сезона могли предположить, что у него будут такие высокие результаты? 

— Перед сезоном я считала, что если Сергей попадет в топ-6 по итогам Кубка мира, то это будет хороший результат. В итоге он стал четвертым, и это обнадеживает. Надеюсь, что в следующем сезоне он замахнется еще выше. Третье место в престижной лыжной многодневке «Тур де Ски» и второе место в «Туре Канады» подкрепляют мои надежды.

— Вы не связываете результаты Устюгова с его переходом в так называемую группу Легкова под руководством швейцарских специалистов Рето Бургермайстера и Изабеля Кнауте?

— Переход в эту группу действительно позитивно сказался на Сергее. Мы всегда считали, что общая подготовка команды лучше, удобнее в организационном плане. Но последние годы мужская команда разделена на несколько групп, и каждая себя по-своему оправдывает. 

— Не удивлены 15-м местом олимпийского чемпиона Александра Легкова в общем зачете Кубка мира?

— Саша в этом году выступил получше, чем в прошлом. Претензий к нему никаких нет. Он спортсмен высокого уровня и своим примером, подходом к тренировочному процессу очень помогает нашей молодежи. Легков по-прежнему мотивирован. У него огромное желание проявить себя на чемпионате мира 2017 года. По ходу сезона у нас возникали разногласия. Он не всегда соглашался с моей позицией и даже высказывал претензии. Но выходя на старт, Саша всегда доказывает, что не просто так попадает в эстафету.

— Максим Вылегжанин выступил чуть лучше. Но ведь 13-е место по итогам сезона явно не его результат?

— Его подкосили болезни. По ходу сезона Максим два раза серьезно простывал. Поэтому несколько раз форму приходилось набирать практически с нуля. Если бы он весь сезон был в обойме, то наверняка бы боролся за более высокие места. Тем не менее у него были подиумы, очень приличные гонки. Как и к Легкову, претензий к нему нет. Вылегжанин — надежный эстафетчик.

— У вас есть понимание, что происходит с нашим другим олимпийским чемпионом — Никитой Крюковым (41-е место по итогам Кубка мира)?

— В целом по их группе есть большие вопросы. Лишь одно первое место за целый сезон — явно не результат Крюкова. Он свои проблемы знает и должен сделать правильные выводы перед началом следующего сезона. Не хотелось бы, чтобы он раз за разом наступал на те же грабли.

— Хотелось бы обсудить с вами тему допинга. Когда вы узнали о запрете милдроната?

— Наши спортсмены и тренеры были оповещены об этом в октябре 2015 года. Врачи федерации сказали мне, что с этого момента никому не давали милдронат. Однако за всех лыжников я отвечать не могу. Например, в прошлом году была абсурдная ситуация. На чемпионате России среди юниоров девушка заняла последнее место и по жребию попала на допинг-контроль. В итоге в крови у нее был обнаружен запрещенный препарат.

Если в целом описать допинговый скандал с российскими спортсменами, то это чистая политика. Я соглашусь с выступлением Майкла Фелпса. Если такой великий чемпион из США считает, что Всемирное антидопинговое агентство (WADA) несправедливо относится к странам Восточной Европы, то о чем можно говорить. Эта организация необъективна. В США есть аналог милдроната, который не запрещен WADA. Где здесь справедливость? 

— Спортсмены СДЮШОР перестали проходить обязательную диспансеризацию раз в полгода. Как вы к этому относитесь?

— Очень отрицательно. В моей юности был специализированный спортивный диспансер в Магадане. Насколько я знаю, они существовали по всей стране. Сейчас с этим проблемы.  Даже для сборных команд мы проводим обследования в обычном медицинском центре. Нас принимают хорошие специалисты, но они не из мира спорта. Должен быть специализированный физкультурный диспансер, где должны работать спортивные врачи.

— Вам не кажется странным, что в России нет профессии — спортивный врач? 

— Я считаю, что это чуть ли не главная наша проблема. Нужны спортивные врачи,  научные сотрудники, которые бы занимались серьезными исследованиями. Я всегда призывала к тому, чтобы спорт был чистым. Но ведь нельзя съесть морковь и после гонки на 80–90 км быть готовым к ответственному старту на следующий день. Мы все люди, не с Луны свалились. Надо быть реалистами и тоже разрабатывать фармакологию, которая не будет подпадать под запрет WADA. 

Известия // понедельник, 14 марта 2016 года

«Не уверена, что норвежцы выигрывают только за счет своего здоровья»

«Не уверена, что норвежцы выигрывают только за счет своего здоровья»Президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе — об итогах Кубка мира-2015/16 и запрете милдроната

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке