Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
2 октября
2016 года

«Интернет привел к отчуждению и сформировал культуру селфи»

Эндрю Кин знает, как заинтересовать аудиторию, точно так же, как это знают персонажи его книги «Интернет — не ответ»

Эндрю Кин. Фото: wikipedia.org/Vera de Kok

Эндрю Кин, британский предприниматель и публицист, автор книги «Интернет — не ответ», которая недавно была опубликована на русском языке, приехал в Москву. «Известия» обратились к нему с просьбой высказать свое мнение о том, что уже произошло и продолжает происходить с обществом с момента появления интернета.

— Эндрю, как, на ваш взгляд, распространение интернета изменило сознание людей?

— Каких-то 20–25 лет назад все были уверены, что интернет — идеальный инструмент демократизации, что он станет полезным средством общения и работы и для предпринимателей, и для представителей творческих профессий, для взрослых и для детей, для представителей всякого рода меньшинств — для всех. Интернет представлялся неким универсальным — и демократичным — благом. Оказалось, что это совсем не так... Результатом распространения интернета стали тотальное отчуждение людей и формирование так называемой культуры селфи.

При этом я хочу уточнить, что интернет — безусловно, полезный инструмент и было бы большой ошибкой утверждать, что это — однозначно отрицательное явление. Но! Интернет не оправдал связанных с ним ожиданий. Сейчас понятно, что он не помогает решить главные проблемы XXI века. Самое большое разочарование, на мой взгляд, состоит в том, что распространение интернета привело к появлению, скажем так, экономики слежки: монополисты рынка Google и Facebok изучают своих пользователей, «расфасовывают» и продают рекламодателям.

Мне представляется, что у интернет-пользователей быстро формируется привычка отвлекаться и развлекаться, отвыкнуть от которой крайне сложно. Человеку трудно сосредоточить внимание на занятии, требующем более-менее длительного времени, — чтении книги, прослушивании музыкального произведения. Интернет-пользователи привыкли получать результат здесь и сейчас. При этом мы находимся в постоянном ожидании — мы ждем и проверяем, не появилось ли новое сообщение, новый пост в социальной сети. Я назвал это диктатурой текущего момента.

— Наблюдаете ли вы подобные изменения в общественной жизни, в политике?

— Вне всякого сомнения. Возьмите фигуру Дональда Трампа. Это первый пример политика эры цифровых технологий. У него нет идеологии в традиционном понимании этого слова. Нельзя сказать, что он придерживается левых убеждений или правых убеждений. Нет. Это политик культуры селфи. Его интересует только продвижение собственного имиджа, и потому совершенно неудивительно, что именно он привлекает к себе такой интерес в интернет-сообществе.   

Другой пример политика «эпохи цифровых технологий» — Беппе Грилло в Италии. Его выступления — это своего рода популизм в стиле фэнтези. Он говорит людям только то, что им хотелось бы слышать. Бывший комик общается с избирателями в интернете и цитирует Итало Кальвино.

Это политическая культура телевизионных реалити-шоу.

— Но это уже не интернет. Реалити-шоу — это из области телевидения, нет?

— Я бы сказал, что культура реалити-шоу — скорее результат синтеза ТВ и интернета. Вообще важно отметить, что интернет развивает концепцию телевидения в той же степени, что и телевидение является развитием концепции кино. И в кино, и в телевидении, и в интернете формируется некая виртуальная реальность. А с этим связана еще одна опасность.

Дело в том, что интернет привел к появлению своего рода «эхокамеры»: из-за того что человек получает возможность формировать собственную аудиторию, он начинает смотреть только то, что хочет видеть, читать только то, что ему хочется читать. Открывая газету, вы сталкиваетесь с целым спектром мнений. Но пользователи интернета формируют вокруг себя «пузырь», внутри которого общаются только с теми, кто разделяет их убеждения и ценности. «Обитатели» такого замкнутого интернет-сообщества становятся менее терпимыми к другому мнению, другим взглядам, другой культуре.

Интернет часто называют Всемирной паутиной. Так вот — всемирного в нем очень мало. И Facebook, через который проходит огромный массив информации и от которого ждали, что он будет расширять горизонты своих пользователей, этих надежд не оправдал. Сейчас мы можем уверенно сказать, что всемирные социальные сети разъединяют людей и содействуют росту нетерпимости и социальной агрессии.

— И что же нам делать? Существует ли решение проблемы?

— Этой теме посвящена моя следующая книга — «Интернет — это не будущее». Если «Интернет — не ответ» — это критический анализ, то книга, над которой я работаю сейчас, — попытка предложить решение.  

Пока могу сказать только, что выделил пять главных направлений работы:  

— ввести поправки в соответствующее законодательство и добиваться их исполнения, как это делает сейчас Евросоюз в отношении Google и FB;

— развивать самодисциплину;

— повышать качество образования;

— расширять конкуренцию в области инновационных разработок;

— повышать социальную ответственность интернет-компаний. Бизнесменов из Силиконовой долины слишком часто интересует сиюминутная выгода и гораздо меньше — отдаленные последствия того, что они делают и что производят.   

Известия // среда, 16 марта 2016 года

«Интернет привел к отчуждению и сформировал культуру селфи»

«Интернет привел к отчуждению и сформировал культуру селфи»Эндрю Кин знает, как заинтересовать аудиторию, точно так же, как это знают персонажи его книги «Интернет — не ответ»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке