Воскресенье, 28 мая 2017
Общество 29 марта 2016, 00:01 Роман Крецул

Депутаты решили заняться реабилитацией бывших заключенных

Новый законопроект призван спасти около 100 тыс. россиян в год, вновь попадающих после освобождения в тюрьмы

Фото: ИЗВЕСТИЯ

Каждый год в России из тюрем и колоний освобождаются около 270 тыс. человек. Треть из них не могут вернуться к нормальной жизни и вновь совершают преступления. Сейчас в Госдуме готовят законопроект, предусматривающий создание центров социальной адаптации и реабилитации для граждан, освободившихся из мест заключения.

Как рассказал «Известиям» председатель комитета нижней палаты по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, сейчас над документом работают эксперты, юристы, экономисты.

Проблема эта не нова — о необходимости создания по всей стране реабилитационных центров для освободившихся высокопоставленные чиновники неоднократно говорили еще в прошлом десятилетии. В частности, в феврале 2009 года тогдашний президент Дмитрий Медведев на встрече с губернаторами заявил, что «нам нужны эффективные программы социальной реабилитации лиц, отбывших наказание». 

Главы регионов пообещали помочь, но с тех пор многие из них сменились, а дело так и не продвинулось. Сейчас всё зависит от властей каждого конкретного региона, и там, где они проявляют энтузиазм (а это, по оценкам правозащитников, чуть более десятка субъектов), работа по адаптации бывших заключенных ведется.

На федеральном уровне все инициативы разбиваются о позицию финансового блока правительства. По существу проблемы возражений нет, однако в правительстве утверждают, что сейчас на эту программу просто нет денег.

Как заявила «Известиям» председатель Совета общественных наблюдательных комиссий, член Совета по правам человека при президенте Мария Каннабих, СПЧ несколько раз обращался к главе государства по этому вопросу и в прошлом году президент заинтересовался этой проблемой.

— Каждый год из мест заключения выходят 250–270 тыс. человек. И 30% из них — это люди, у которых нет никакого пристанища, нет семьи, нет работы, негде жить и часто они страдают разными заболеваниями. Их подлечит колония, но, выходя, они не имеют возможности лечиться, — отмечает Каннабих. Примерно на таком же уровне — 30% — остаются в России показатели рецидива, то есть каждый третий освободившийся из колонии попадает туда вновь.

Первый реабилитационный центр был создан в начале прошлого десятилетия в Красноярском крае при содействии покойного губернатора Александра Лебедя. Как рассказал «Известиям» член экспертного совета при уполномоченном по правам человека Валерий Борщёв, большое внимание работе с освободившимися заключенными уделял начальник краевого ГУ ФСИН в 1999–2015 годах Владимир Шаешников.

— Он как сильный руководитель выбил деньги, причем не только из бюджета, но нашел и со стороны — эти центры спонсировали предприниматели, — сказал Борщёв.

По мнению Борщёва, этот опыт могут применять и в других регионах.

— Почему непременно надо брать гастарбайтеров в качестве дешевой рабочей силы? Бывший заключенный пойдет за небольшую плату при определенных условиях, чтобы включиться в жизнь. Потому что когда он выходит из тюрьмы, его никуда на хорошую работу не берут. Думаю, наше бизнес-сообщество на это дело должно откликнуться, — считает эксперт.

— У нас рецидив огромный, и не потому, что это злодеи, — добавил он. — Часто это люди, которые, выходя оттуда, не могут найти свое место и срываются. Есть, конечно, те, кто постоянно садятся за мелкие кражи. Такой человек будет этим заниматься всю жизнь. Но это патология. А большинство рецидивов объясняется именно тем, что они не могут адаптироваться.

Председатель комиссии по безопасности Общественной палаты Антон Цветков высказал «Известиям» мнение, что в каждом регионе должно быть место, куда бы мог обратиться заключенный.

— Заключенные возвращаются в свои регионы — у них нет работы, жилья, и они идут грабить и убивать. Нужна некая организация или приемная, куда могли бы прийти освободившиеся заключенные и получить консультацию, помощь в трудоустройстве, а при необходимости, может, и конкретную помощь — кратковременно переночевать или еще что-то, — сказал он.

По словам Цветкова, эти функции вполне могут взять на себя некоммерческие организации, причем таких центров в регионе может быть и несколько. При этом каждый реабилитационный центр должен быть в реестре ФСИН и местных органов соцзащиты.

— Очень важно, чтобы человек мог еще до освобождения с ними списаться, запросить у них информацию. И чтобы они могли получить информацию у администрации колонии, как этот человек зарекомендовал себя. И сейчас мы, комиссия по безопасности Общественной палаты России, совместно с ФСИН и общественными организациями занимаемся созданием такого реестра, — рассказал Цветков.

Что касается законопроекта, то этот документ требует серьезных финансово-экономических обоснований, говорит Ярослав Нилов.

— Не хочется сделать так, чтобы отклонили, нужно серьезную работу провести. Это не быстрая история, думаю, что нынешняя Дума к этому не приступит, — прогнозирует депутат.

Наверх

Мнения

Наверх