Среда, 24 мая 2017
Политика 31 марта 2016, 00:01 Светлана Субботина

Генпрокуратура: преступникам всё сложнее спрятаться от РФ за границей

Интервью

Начальник управления Генпрокуратуры Саак Карапетян рассказал «Известиям» о том, как Россия работает над возвращением похищенных средств обратно на родину

Фото пресс-службы

Начальник главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Российской Федерации Саак Карапетян в интервью корреспонденту «Известий» Светлане Субботиной рассказал о наследстве беглого олигарха Березовского, о том, что ответили Навальному в Международной ассоциации прокуроров, а также что ждет Ходорковского и сколько полученного преступным путем имущества удалось вернуть в Россию. 

— Саак Альбертович, появилась информация, что исполком Международной ассоциации прокуроров отклонил жалобу Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального на генпрокурора России Юрию Чайку. А когда она была подана и чего хотел фонд Навального?

— В наш адрес действительно пришло уведомление от Международной ассоциации прокуроров (МАП), в котором сообщается, что жалоба в отношении генерального прокурора Юрия Чайки была рассмотрена исполнительным комитетом ассоциации на заседании, прошедшем в Хельсинки 15 марта 2016 года. Комитет единогласно пришел к выводу, что нет никаких оснований для осуществления каких-либо дальнейших действий в отношении данной жалобы.

Согласно уставу этой организации, после рассмотрений подобных жалоб о принятом решении уведомляются все стороны, имеющие отношение к этому процессу. Ассоциация — это авторитетнейшая организация в области защиты законности, ее решения имеют огромный вес в международном прокурорском сообществе. Жалоба была направлена в декабре, и члены руководящего органа ассоциации, рассмотрев ее, дали заявителям очень четкий и конкретный ответ. Нет причин сомневаться в честности генпрокурора России.

— Одно из направлений вашей деятельности — работа по выдаче России преступников, находящихся в бегах за границей. Как строится эта работа? В СМИ появилась информация, что до конца января в Россию будет передан экс-глава Росграницы Дмитрий Безделов. Но я не слышала, что он уже экстрадирован в Москву.

— Вопрос о выдаче решен — итальянскими властями принято положительное решение о передаче Безделова в руки российского правосудия.

По нашему запросу экс-глава Росграницы задержан, и мы ожидаем, что он будет передан российским правоохранительным органам. Поясню в двух словах, как идет процесс выдачи. Преступники всеми способами стараются оттянуть возвращение на родину и пытаются обжаловать каждый шаг, а значит, сроки передачи несколько сдвигаются. 

Процедурно передача выглядит так: в Генпрокуратуру приходит информация, что всё готово для экстрадиции, мы даем поручение Федеральной службе исполнения наказаний, указываем сроки — и конвой отправляется в пункт назначения, где получает с рук на руки гражданина и доставляет на родину. Напомню, что в работе находится дело не только Безделова, обвиняемого в создании преступного сообщества и хищении путем мошенничества бюджетных средств в особо крупном размере, с использованием своего служебного положения.

— А какие еще? Вы имеете в виду дело ЮКОСа?

— К сожалению, тема ЮКОСа искусственно политизирована во многих странах, где скрываются фигуранты этих дел, а их порядка трех десятков человек. Это создает определенные сложности в решении наших задач. Но и по этому делу у нас есть успехи.

Так, в результате активного взаимодействия с компетентными органами Республики Кипр удалось добиться выдачи Натальи Коноваловой, осужденной за хищение у компании «Томскнефть» (дочерняя компания ЮКОСа) денежных средств в размере более 8 млрд рублей. Наш запрос о ее выдаче на Кипре рассматривался в течение пяти лет. При этом первоначально было принято решение об отказе в выдаче со ссылкой на политический мотив уголовного преследования. В результате кропотливой пятилетней работы мы добились, чтобы Коновалова была передана в Россию. Этот случай первый, но, надеюсь, далеко не последний, когда в Россию выдается лицо, обвиняемое или осужденное в связи с совершенными преступлениями, связанными с противоправной деятельностью бывших руководителей компании ЮКОС.

Они, кстати, используют значительные финансовые ресурсы, представляя себя в иностранных СМИ в качестве «политических противников режима». Но, как видите, им это не всегда удается. Мы будем последовательно добиваться того, чтобы все лица, обвиняемые и заочно осужденные в России по так называемому делу ЮКОСа, были возвращены в Россию для осуществления правосудия. 

В частности, мы представили в Интерпол дополнительные материалы с целью объявления Михаила Ходорковского в розыск по каналам этой международной организации. Будем использовать для этого все существующие механизмы и процедуры.

— А сколько сейчас разыскивается граждан России в целях их выдачи на родину?

— В настоящее время только по каналам Интерпола по нашим поручениям разыскивается более 3 тыс. обвиняемых или осужденных в России.

— Яркие фамилии можете назвать?

— Например, во Франции приняты окончательные судебные решения об удовлетворении запросов Генпрокуратуры о выдаче обвиняемых в многомиллиардных хищениях бывшего владельца и председателя совета директоров АО «БТА Банк» Мухтара Аблязова и бывшего министра финансов Московской области Алексея Кузнецова. Оба находятся под стражей во Франции уже 2,5 года. Мы ожидаем, что в этом году органы власти Франции примут окончательные решения об их передаче в Россию.

Кроме того, Беларусь выдала бывшего заместителя начальника управления судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации Евгению Титову, обвиняемую в мошеннических действиях и причинении федеральному бюджету Российской Федерации имущественного ущерба в размере свыше 25 млн рублей.

Ожидаем, что Австрия выдаст нам крупного криминального авторитета Гагиева. Преступная группа, которую он возглавлял, совершила серию тяжких преступлений, убийств — он главарь банды, многие ее члены уже осуждены и отбывают срок. Он скрывался в Австрии, мы обнаружили его и добились экстрадиции — австрийские правоохранительные органы его уже арестовали, хотя с его стороны были попытки повлиять на судебные органы Австрии, ему выгодно затягивать процесс экстрадиции.

— Нам выдают преступников только в том случае, если у России с этими государствами есть договоры о выдаче?

— Нет, не только. Сотрудничество может, в частности, строиться и на основе принципа взаимности.

— Какие страны выбирают «бегуны»?

— Всё чаще преступники пытаются скрыться от правосудия в государствах, с которыми у России нет договоров о выдаче. Однако в последние годы мы успешно решали вопросы передачи с такими странами, как Чили, Гана, Камбоджа, Парагвай, Объединенные Арабские Эмираты, Бразилия, Эквадор, Доминикана, Ямайка. В 2014 году нам удалось добиться выдачи из Эквадора организатора и руководителя преступной группы, занимавшейся крупными поставками кокаина в Россию — некоего Савкича. 

В прошлом году в результате совместных действий с МИД и МВД России была обеспечена депортация из Камбоджи Сергея Полонского, обвиняемого в хищении у более чем ста российских граждан денежных средств на общую сумму свыше 2 млрд рублей.

Другой пример сотрудничества с государством, с которым нет двустороннего договора о выдаче, — Таиланд. За последние пять лет в Россию было возвращено 39 разыскиваемых лиц (только в прошлом, 2015 году — 19 человек).

— Если государство, например Россия, отказывает в выдаче своего гражданина, то как тогда реализовать принцип неотвратимости ответственности за преступление?

— Действительно, многие государства, включая Россию, не допускают выдачу собственных граждан. Но следует иметь в виду, что запрет выдачи своих граждан имеет целью не ограждение их от уголовной ответственности, а защиту от возможного нарушения прав этих граждан в ходе следствия, судебного разбирательства и отбывания наказания в иностранном государстве. 

За последние три года в нашу страну поступило из-за рубежа более 450 уголовных дел с ходатайствами об осуществлении уголовного преследования российских граждан, совершивших преступления за рубежом. По результатам их рассмотрения российскими судами вынесено свыше 100 обвинительных приговоров.

Например, в прошлом году нами был исполнен запрос Министерства юстиции США об осуществлении уголовного преследования российского гражданина Ракосия, обвиняемого в совершении убийства двух человек на территории США. По нашему поручению было проведено следствие, и в ноябре прошлого года Тульским областным судом Ракосий был признан виновным в совершении убийства. Ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет.

В свою очередь, при получении отказа в выдаче в Россию лиц, являющихся гражданами запрашиваемых государств, мы решаем вопрос о направлении уголовных дел в эти государства для осуществления их уголовного преследования.

За три последних года мы направили нашим партнерам более 200 уголовных дел с запросами об осуществлении уголовного преследования иностранных граждан, совершивших преступления на территории России. Иностранными судами уже вынесено свыше 80 обвинительных приговоров по нашим материалам.

Например, за совершение убийств в России по нашим поручениям к длительным срокам лишения свободы приговорены в Узбекистане Назаров (14 лет лишения свободы) и Охунов (12 лет лишения свободы), в Азербайджане — Иманов (14 лет лишения свободы). За совершение в России изнасилования Тенешов и Бабаев приговорены в Азербайджане к 7 годам лишения свободы, а в Узбекистане Бахронов за покушение на изнасилование — к 7 годам 6 месяцам лишения свободы. В Казахстане за покушение на дачу взятки к 7 годам лишения свободы приговорены Абуханов и Отегенов.

— Как осуществляется сотрудничество в возврате из-за рубежа доходов, полученных в результате совершения преступлений?

— За два последних года иностранные коллеги по нашим запросам арестовали свыше $350 млн, шесть крупных объектов недвижимого имущества (в том числе элитные особняки и отели в курортных зонах) стоимостью в сотни миллионов евро. Немало активов реально возвращено в Россию. Но мы понимаем, что это лишь вершина айсберга.

С моей точки зрения, в российском законодательстве необходимо существенно расширить и регламентировать полномочия прокурора в этой сфере.

— Есть ли среди арестованной недвижимости какие-то знаковые объекты?

— На Лазурном Берегу во Франции есть спорная недвижимость, некогда купленная на средства, полученные преступным путем Борисом Березовским. Это два огромных замка, почему они до сих пор спорные — обжалование ареста недвижимости идет со стороны многочисленных родственников беглого олигарха. Мы надеемся, что в конечном итоге она будет передана российской стороне. Обычно имущество реализуется и возвращается в денежном выражении.

— Какие государства в этом к нам, если так можно выразиться, больше или меньше расположены?

— Многие государства декларируют свое стремление помочь вернуть украденные деньги, но вот когда доходит до дела — здесь многое меняется.

Например, в США разрабатывают и реализуют целые программы борьбы с коррупцией и клептократией в иностранных государствах, но они почему-то не желают помогать нам в уголовном преследовании бывшего министра финансов Московской области Алексея Кузнецова, а также Сергея Данилочкина, обвиняемого в хищении из бюджета свыше 5 млрд рублей. Аналогичная ситуация складывается в отношениях с Великобританией, которая отказывается передавать информацию о том, где живет тот или иной жулик и где он спрятал свои деньги. При этом иногда в качестве причины отказа ссылаются на «угрозу суверенитету и безопасности» своего государства.

Положительно можно охарактеризовать сотрудничество с Францией, в которой в прошлом году выявлены новые дорогостоящие объекты недвижимого имущества общей стоимостью €20 млн, принадлежащие уже упоминавшемуся Кузнецову и его соучастникам. Наши коллеги расследуют отмывание этой преступной группой на территории Франции средств, полученных преступным путем в России. Достигнута договоренность об аресте данного имущества в интересах Российской Федерации в целях его последующей продажи и возврата активов. Сохраняется ранее наложенный арест на такие объекты недвижимого имущества, как расположенные в Куршевеле отели стоимостью около €100 млн.

Кроме того, Апелляционный суд Рима (Италия) по требованию Генпрокуратуры России принял решение об аресте трех квартир и двух гаражей общей стоимостью свыше €1 млн, приобретенных на средства, похищенные бывшим заместителем генерального директора ЗАО «Московский пасхальный фестиваль» Игорем Зотовым, который был осужден в Москве в мае прошлого года. В Латвии в Риге арестована элитная квартира стоимостью около €680 тыс., принадлежащая бывшему руководителю ОАО «Банк Москвы» Андрею Бородину, обвиняемому в хищении миллиардов рублей у банка.

Особо мне хотелось бы отметить сотрудничество с нашими коллегами из Швейцарии. В федеральной прокуратуре этого государства работают настоящие профессионалы. Они активно борются за репутацию своей страны, поставив себе целью избавить ее банковскую систему от «грязных» денег. Эта борьба приносит свои плоды. По оценкам представителей правоохранительных органов различных государств, сейчас более благоприятными местами для отмывания средств, полученных преступным путем, являются Лондон и Дубай.

За последние несколько лет из Швейцарии по нашим запросам возвращено свыше $110 млн. Последний пример — возврат активов бывшего члена Совета Федерации Игоря Изместьева, осужденного к пожизненному лишению свободы за бандитизм и убийства. За счет этих средств полностью компенсирован ущерб потерпевшим от совершенных им в России преступлений.

Сейчас у нас в совместной проработке более 20 серьезных дел. В частности, ожидают своей очереди на возврат арестованные по нашим запросам в швейцарских банках свыше $500 млн. В ходе наших последних встреч достигнута договоренность о поэтапном возвращении данных активов. Теперь предстоит согласовать конкретные меры по  реализации этой договоренности.

— В какой срок можно вернуть эти деньги?

— К сожалению, возврат из-за рубежа похищенных активов — это процесс очень длительный. Деньги переводятся банками за границу одним распоряжением, в течение суток, а возвращать их приходится годами. Необходима постоянная координация действий с зарубежными партнерами и взаимная информационная и документационная подпитка.

— Недавно прошла информация о возвращении в Россию большого количества культурных ценностей.

— Да, наряду с возвратом в Россию денежных и иных активов нами продолжается работа по возвращению в Российскую Федерацию похищенных культурных ценностей, которых в смутные времена было похищено немало.

Приведу следующий пример. В производстве следственных органов Санкт-Петербурга находится уголовное дело по обвинению Владимира Файнберга, который в середине 1990-х годов совершил хищение из фондов Российского государственного исторического архива документов XVIII–XX веков, представляющих большую историческую и научную ценность.

В результате сотрудничества с американскими коллегами удалось добиться возвращения из США 28 старинных русских документов. Среди них императорские указы, подписанные Петром I, Александром I, Александром II, Александром III, Павлом I, императрицами Анной Иоанновной, Елизаветой Петровной. Передача состоялась в марте в резиденции посла США в России.

Кроме того, по российскому запросу о правовой помощи из Италии в марте прошлого года возвращена икона Божией Матери «Всех скорбящих радость», которая была украдена в 2000 году из церкви в Костромской области.

— Санкции отразились на работе ведомства за границей? Ощущается ли некое охлаждение в отношениях с зарубежными партнерами?

— Должен сказать, что в прошедшем году на треть увеличилось число мероприятий международного характера, проводившихся как в России, так и за рубежом, в которых приняло участие руководство Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Поэтому санкции, введенные странами Евросоюза и рядом других государств в отношении России, практически не сказались на нашем взаимодействии с иностранными коллегами. 

В частности, Генеральная прокуратура Российской Федерации по-прежнему принимает активное участие в мероприятиях по вопросам правового сотрудничества, проводимых по линии межгосударственных организаций и форумов, в частности ООН, Совета Европы, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, СНГ, Шанхайской организации сотрудничества, Совета государств Балтийского региона и Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег.

Взаимодействие прокуратуры РФ с партнерами из стран СНГ в сферах обеспечения законности, защиты прав и свобод человека, борьбы с преступностью осуществляется в рамках Координационного совета генеральных прокуроров государств — участников СНГ, заседания которого проходят ежегодно.

Укрепляется сотрудничество прокуратур государств-членов Евразийского экономического союза.

Свидетельством высокого международного авторитета российской прокуратуры является то, что ее представители входят в руководящие и рабочие органы ряда авторитетных международных организаций. В частности, генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Чайка является членом сената Международной ассоциации прокуроров и созданного в рамках СНГ Межгосударственного совета по противодействию коррупции. С момента создания в декабре 1995 года Координационного совета генеральных прокуроров государств — участников СНГ генеральный прокурор нашей страны постоянно избирается его председателем. Кроме того, представитель Генпрокуратуры РФ избран членом бюро Группы государств против коррупции (ГРЕКО), созданной в рамках Совета Европы.

— Вы упомянули сотрудничество по линии Совета Европы. Не осложнилось ли оно в связи с известными антироссийскими выпадами Парламентской ассамблеи Совета Европы?

— Несмотря на совершенно безответственные резолюции ПАСЕ по России в связи с событиями на Украине, по-прежнему поддерживаются тесные рабочие связи с руководителями Совета Европы и его секретариата, в первую очередь по вопросам прокурорской деятельности в области защиты прав человека и борьбы с преступностью.

В частности, по инициативе российских представителей на последнем заседании КСЕП в ноябре прошлого года принято заявление, касающееся совершения террористических актов. В нем подчеркивается роль прокуроров в борьбе с терроризмом и содержится призыв к ее укреплению путем совершенствования международного сотрудничества.

— Два месяца назад в Англии завершилось расследование смерти Александра Литвиненко. Как вы относитесь к его результатам?

— Как уже отмечалось в заявлениях МИД России, британская сторона предпочла вместо объективного и непредвзятого расследования причин смерти в Великобритании российского гражданина Александра Литвиненко провести квазисудебный процесс, как оказалось, с единственной целью — очернить Россию и ее руководство. На самом первом этапе после возбуждения уголовных дел по этому факту в Великобритании и России мы заявили о своей открытости и заинтересованности в установлении истины. Нами были исполнены британские запросы о правовой помощи, иностранным партнерам были предоставлены все необходимые материалы. Однако после отказа в выдаче Великобритании российских граждан Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна (что невозможно по нашей Конституции) англичане отказались помогать нам в нашем расследовании. Думаю, задача британских правоохранительных органов в данном случае была не установить истину, а организовать и провести не уголовный, а политический процесс.

Сейчас, по истечении десяти лет, в ходе которых умышленно менялись форматы расследования, можно с уверенностью предположить, что каких-либо реальных доказательств вины наших граждан у британской стороны не имелось и не имеется до сих пор.

— Как складывается сотрудничество Генпрокуратуры России с зарубежными партнерами на антикриминальном фронте?

— Это сотрудничество осуществляется по многим направлениям, но я бы выделил одно, можно сказать, наиболее прикладное направление. Это вопросы выдачи и оказания правовой помощи по уголовным делам. В настоящее время взаимодействие в сфере уголовного судопроизводства осуществляется Россией с зарубежными партнерами почти из 80 государств мира. Ежегодно Генеральной прокуратурой Российской Федерации рассматривается более 10 тыс. материалов о выдаче, правовой помощи по уголовным делам, розыску и другим вопросам, отнесенным к компетенции Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В 2015 году нами рассмотрено более 6,6 тыс. российских и иностранных запросов о правовой помощи. В иностранные государства мы направили свыше 300 запросов о выдаче лиц для привлечения к уголовной ответственности или для исполнения приговора и рассмотрели более 1,5 тыс. иностранных запросов о выдаче. По результатам рассмотрения наших запросов в Россию выдано 146 лиц. По запросам иностранных государств Генпрокуратурой России приняты решения о выдаче из России 1036 человек.

Наверх

Мнения

Наверх