Пятница, 31 марта 2017
Общество 21 апреля 2016, 00:01 Наталия Беришвили

Паллиативное решение

Только 20% смертельно больных россиян получают эффективное обезболивание

Фото: ТАСС/Дмитрий Беркут

Обеспеченность неинвазивными обезболивающими выросла в России на 90%, сообщила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в среду на расширенной коллегии Минздрава РФ. Но по словам экспертов, это означает лишь, что теперь не 10, а 20% больных, нуждающихся в паллиативной помощи, получают нормальное лечение. В эти 20% не входят тяжелобольные дети. Облегчать их страдания в России еще не научились.

Вероника Скворцова рассказала, что количество паллиативных коек в 2015 году по сравнению с 2014 выросло в 1,5 раза и составило 7930 штук. Также с 2013 по 2015 год более чем на треть выросло число аптек, осуществляющих отпуск наркотических обезболивающих гражданам, а число подразделений, дающих направление на отпуск наркотических и психотропных веществ, — на 68%.

При этом обеспеченность неинвазивными обезболивающими, не требующими уколов, выросла в России на 90%. Скворцова подчеркнула, что совершенствование организации оказания паллиативной медицинской помощи, в том числе детям — одна из задач на 2016 год, которые стоят перед министерством.

«Как моллюски»

По мнению экспертов, увеличение обеспеченности населения обезболивающими почти в два раза — это не очень-то хороший показатель.

— Если раньше 10% пациентов были обеспечены адекватными обезболивающими, то теперь лишь 20%. Очевидно, что мы встали на путь улучшения ситуации, но говорить о том, что всё хорошо, очень рано, — считает директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова. При этом, по ее словам, самая острая проблема — отсутствие эффективных форм обезболивания для детей.

Недавно Московский эндокринный завод начал исследования и планирует зарегистрировать сначала таблетки морфина короткого действия, а потом — раствор для орального применения, эти препараты можно будет давать детям.

Однако, как рассказал «Известиям» источник в профильной комиссии по паллиативной медицинской помощи при Минздраве, лекарства, над которыми сейчас работает московский завод, предназначены для детей с массой тела более 20 кг, а значит, малыши до 4–5 лет так и останутся без обезболивающего.

— Тем не менее сдвиги к лучшему очевидны. Еще несколько лет назад говорили, что у младенцев нет нервной системы, она несовершенная, как у моллюсков, поэтому их обезболивать необязательно. Мне в лицо так и говорили, — отмечает источник «Известий».

Екатерина Чистякова рассказала, что в США и Европейских странах есть обезболивающие лекарства для детей всех возрастов, нуждающихся в паллиативной помощи, но так как они являются наркотическими средствами, то привезти их в Россию нельзя.

Койка как формальность

— То, что паллиативная помощь сейчас оказалась в центре внимания и открываются новые койки для помощи неизлечимо больным взрослым и детям, — это замечательно. Но не надо забывать, что наличие нормативных документов и количество коек еще не решают поставленной задачи — обеспечение помощью неизлечимо больных детей и взрослых, — говорит Нюта Федермессер, президент фонда помощи хосписам «Вера».

Она отмечает, что во многих регионах России сегодня очень формально исполняется распоряжение Минздрава об открытии паллиативных коек (100 коек на 1 млн человек). Региональные чиновники находят 1–2 большие больницы и два отделения перепрофилируют под паллиатив. По нормативу — коек хватает, а по факту пациент, который лежит в деревне, в эту больницу не доедет, а если и доедет, то его родные уже не смогут его навестить.

— Пациент предпочитает остаться дома, где будет мучиться от боли и беспомощности, так как несмотря на наличие порядка оказания помощи, помощь на дому почти нигде не работает. А на его койку в больнице, которая остается пустой, врач положит непрофильного, нетяжелого пациента — такого, который попал «по знакомству», или просто бездомного. А настоящие паллиативные пациенты по-прежнему умирают и страдают от боли у себя дома. В таком случае — лучше никакого хосписа, чем плохой хоспис, — полагает Федермессер.

Она подчеркивает, что в порядке оказания паллиативной помощи прописана как помощь в стационаре, так и амбулаторная. Но возможность получать помощь на дому есть в очень немногих регионах. И эта проблема не будет решена до тех пор, пока не появятся паллиативные бригады, которые могут выехать домой к пациенту.

Врачи по принуждению

По мнению руководителей фондов, занимающихся оказанием паллиативной помощи, главная проблема, которую предстоит решить Минздраву, — подготовка грамотных врачей и среднего медперсонала. Сегодня на открывающихся паллиативных койках работают вчерашние кардиологи, терапевты и эндокринологи, которые просто получили «корочку» о повышении квалификации.

— Часто врачи проходят курс переподготовки формально, чтобы не потерять работу. Если в медицинском учреждении есть сертифицированные специалисты, то оно получит лицензию на оказание паллиативной помощи, потому что под это есть финансирование. И учреждение очень хочет эту лицензию получить. Но чего хотят врачи, никого не волнует, — рассказывает Нюта Федермессер, президент фонда помощи хосписам «Вера».

По мнению Екатерины Чистяковой, проблема подготовки врачей, занимающихся оказанием паллиативной помощи, не будет решена до тех пор, пока эта дисциплина не появится в обязательной учебной программе студентов медицинских вузов.

Наверх
Реклама

Мнения

Наверх