Суббота, 27 мая 2017
Культура 25 апреля 2016, 10:49 Светлана Наборщикова

Денис Матвиенко представил жизнь артиста

Звезда мирового балета и хореограф Эдвард Клюг переосмыслили драму Ибсена «Пер Гюнт»

Фото: Стас Левшин

Международный фестиваль Dance Open представил балет «Пер Гюнт» в постановке восходящей звезды мировой хореографии Эдварда Клюга. Зрители разделились на два лагеря — восторженный  и скептический. Обозреватель «Известий» решила присоединиться к первому.

Три года назад Клюг и балет Марибора показали на том же фестивале «Весну священную» Игоря Стравинского. В череде спектаклей, отмечавших столетие со дня создания главной музыки XX века, этот был, пожалуй, самым смелым. Выплясывание земли, составляющее, казалось бы, суть балета, Клюг заменил воспеванием другой стихии — воды.

Уже тогда стало ясно, что появился хореограф, умеющий переосмысливать раз и навсегда утвержденное. Вот и история Пера Гюнта, мятущегося героя Генрика Ибсена, прочитана совершенно непохоже на оригинал и его интерпретации, среди которых прославленный «Пер Гюнт» Джона Ноймайера и Альфреда Шнитке.

Этот авторский тандем вслед за Ибсеном рассказал о талантливом человеке, растратившем жизнь понапрасну. Стремившемся стать всем сразу, вместо того чтобы быть самим собой. Клюг в отличие от предшественников не сомневается, что именно так и надо жить, — ярко, дерзко, безоглядно. И тогда мир повернется к тебе недоступными прочим смертным гранями. 

В самом деле — кто, кроме Пер Гюнта, может приручить неуловимого белого Оленя, подружится с лесным зверьем и проникнуть в царство троллей? Местные ребята и девчата пляшут на праздниках и не понимают, что делает среди них загадочный парень с изломанной пластикой и постоянным желанием что-либо разрушить — будь то табуретки на танцполе или чужая свадьба.

Быть бы Перу жестоко битым (обиженный односельчанин хватается за топор), но спасает его таинственный незнакомец в черном, которого никто, кроме Пера, не видит. И это правильно: негоже обыкновенным людям встречаться лицом к лицу со своей судьбой.

Никому не ведомо, что ему предначертано, а Перу это известно, потому и отправляется он в дальние странствия. Взмывает в небо, покоряет пустыню, вкушает восточные искусы, пока в итоге, неосторожно перекурив, не попадает в сумасшедший дом.

В родную хижину герой возвращается стариком и видит ту же молодежь и ту же верную Сольвейг — по-прежнему юную: Клюг в отличие от Ибсена и Ноймайера не захотел ее состарить. Куда теперь податься? Праздный вопрос. Конечно же, в очередное путешествие. Черная дверь в черной стене уже приготовлена. Может быть, за ней смерть, а может, другое измерение — неважно. Главное для артистической натуры — бесконечное движение.

Пер Гюнт в версии Клюга — лицедей, одержимый тягой к бесконечному обновлению ролей, времен и эпох. Премьер Мариинского и Михайловского театров Денис Матвиенко прекрасен  в этой партии именно потому, что сам большой артист, проживающий жизнь в том же алгоритме.

Зрители, выходя со спектакля, напрасно сетуют, что он мало танцевал. Матвиенко уже в том статусе, когда смотреть, как он стоит и ходит, не менее интересно, чем считать его пируэты. Кроме того, в спектакле и без того множество зрелищных моментов. 

Пестрые орнаменты восточных ковров контрастируют с суровым северным бытом. Тролли и кобольды будто сошли с экранов современных фэнтези. Олень украшает пристанище влюбленных своими рогами. Герой седлает карусельный самолетик. Сольвейг носит за собой заветную дверь, куда когда-нибудь войдет Пер.  

Этот полет иронической фантазии надо видеть — при всей серьезности замысла Клюг не прочь посмеяться как над персонажами, так и над собственными постановочными амбициям. Единственное, что не подлежит тотальному осмеянию, — музыка Грига. Скепсис смягчается, а лирика подчеркивается высоким градусом струнного квартета, фортепианного концерта и «Лирических пьес». 

Иллюстрации к спектаклю Ибсена используются по назначению — для жанровых сцен, но это не ослабляет их романтического пафоса. За возможность послушать хорошо скомпонованный концерт хореографу отдельное спасибо — Григ у нас хотя и почитается, но редко исполняется.

«Пер Гюнт», на музыку Эварда Грига, Балет Марибора, 2015. Хореография: Эдвард Клюг.  Дирижер: Саймон Робинсон. Соло на фортепиано — Майя Гомбач. Художник по костюмам: Лео Кулаш. Художник-постановщик: Марко Япель. Скульпторы: Иво Немец, Милена Грайфонер.

Наверх

Мнения

Наверх