Вторник, 28 марта 2017
Общество 28 октября 2016, 00:01 Валерия Нодельман

Заповедники могут потерять часть своих территорий

Минприроды предлагает три сценария изменения границ особо охраняемых природных территорий

Фото: TASS/AP/Rafal Kowalczyk

Министерство природы внесло поправки к принятому Госдумой в первом чтении проекту федерального закона №826412-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Поправки разрешают расширять и сужать границы особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Экологи неоднозначно оценивают эту инициативу и предупреждают о возможных негативных последствиях в случае ее принятия.

Поправки Минприроды к законопроекту Госдумы предполагают включение в состав особо охраняемых природных территорий и исключение из них земельных участков и водных объектов, «если это исключение не влечет за собой угрозу для сохранения природных ландшафтов и культурных ландшафтов, представляющих собой особую экологическую, эстетическую, научную и культурную ценность, и сохранения биологического разнообразия».

По предложению Минприроды, изменение границ ООПТ будет происходить в трех случаях: в отношении земельных участков, расположенных в границах поселений, территорий, «необходимых для осуществления деятельности по обеспечению безопасности государства», и «по отдельным решениям президента Российской Федерации».

Процедура по изменению границ ООПТ предполагает проведение государственной экологической экспертизы и публичные слушания. Поправки к законопроекту предписывают правительству до 31 декабря 2019 года исключить из состава особо охраняемых природных территорий федерального значения земельные участки, расположенные в границах населенных пунктов, прилегающих к внешним границам соответствующих особо охраняемых природных территорий.

 Проблема изменения границ особо охраняемых природных территорий сейчас в законодательстве не урегулирована. Это один из болезненных вопросов, который поднимается на протяжении длительного времени,  отмечает руководитель программы по экологическому законодательству Всемирного фонда дикой природы (WWF Russia) Екатерина Хмелева.

Эксперт объясняет, что границы ООПТ переносились и раньше, но из-за отсутствия норм законодательства возникало множество спорных вопросов. По ее словам, особенно остро стоит вопрос о населенных пунктах в составе природоохранных территорий: с одной стороны, их не должно быть в заповедниках и национальных парках, потому что они предполагают хозяйственное использование земли, что не соответствует целям заповедника. С другой стороны, жители населенных пунктов, которые находятся на территории заповедника, ограничены в правах распоряжения земельными участками.

 Здесь есть одна сложность: не во всех поселениях установлены границы,  уточняет Елена Хмелева.  Есть опасность того, что при решении этого вопроса в границы поселения могут попасть ценные природные участки, необходимые для полноценного функционирования заповедника. Чтобы не пострадали ООПТ, необходимо до 2019 года установить жесткие границы населенных пунктов.

 С населенными пунктами есть некоторые проблемы,  подтверждает координатор программы Гринпис по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин.  Граждане, проживающие на территориях ООПТ, ограничены, например, в возможности приватизации земельных участков. С такими проблемами сталкиваются жители города Себеж в Псковской области, который целиком входит в национальный парк «Себежский», или поселка Смольный в Мордовии, по середине которого проходят границы национального парка «Смольный». Мы считаем, что эти вопросы надо решать, но не огульно, а принимать меры по каждому конкретному случаю.

Гринпис предлагает не вырезать населенные пункты из национальных парков, а установить для них более щадящий режим использования. Экологи напоминают, что в границах многих охраняемых территорий есть населенные пункты, которые определяют ценность самих ООПТ.

 Например, основная ценность Кенозерского национального парка в Архангельской области культурно-историческая: это поморские деревни и объекты деревянного зодчества,  уточняет Михаил Крейндлин.  Если из него вырезать населенные пункты, он утратит всю свою ценность. То же самое с Куршской косой в Калининградской области: если из нее вырезать населенные пункты, это будет три отдельных участка, и такая территория вряд ли сможет функционировать как национальный парк.

Экологи считают, что в отношении использования территорий заповедников для обеспечения безопасности государства нужно прежде всего уточнить норму закона словами «для нужд обороны». Иначе ее можно применить, например, к целям экономической безопасности, и это даст зеленый свет различным злоупотреблениям.

 Так, в национальном парке «Югыд ва» в Коми (это тоже объект всемирного наследия) несколько лет назад местные власти решили организовать добычу золота,  рассказывает эксперт Гринпис.  Было изменено положение о парке и из его границ вырезали участок с месторождением. При поддержке Генеральной прокуратуры мы выиграли это дело в Верховном суде. Сейчас целостность парка восстановлена.

Эколог уверен, что единичные случаи, когда для безопасности государства необходимо что-то построить на территории заповедника, необязательно закреплять законом.

Но самую большую опасность, по мнению природоохранной организации, составляет пункт об изменении границ ООПТ по отдельным решениям президента.

 Сейчас у всех на слуху громкий международный скандал с Кавказским заповедником, который тоже является объектом всемирного наследия, и где компании «Роза хутор» и «Газпром» хотят расширять свои горнолыжные курорты. Уже есть распоряжение правительства о выделении биосферного полигона для курортов. Но пока, по нынешним законам, они могут получить эти участки только в аренду. А если их выведут из состава заповедника, то можно будет оформить частную собственность,  говорит Михаил Крейндлин.

На ситуацию с биосферными полигонами указывает и эксперт WWF Russia.

 В июне этого года в авральном порядке были приняты поправки в закон «Об особо охраняемых природных территориях» в части создания биосферных полигонов на территориях заповедников,  объясняет Екатерина Хмелева.  Документ фактически направлен на то, чтобы разрешить заинтересованным лицам строить горнолыжные курорты на территории Кавказского биосферного заповедника, что, по нашему мнению и по мнению других природоохранных организаций, недопустимо. По сути, те поправки были завуалированной возможностью изменения границ ООПТ, не только внешних, но и внутренних.

В целом эксперт WWF Russia считает поправки Минприроды допустимыми при условии отмены принятых ранее норм о возможности выделения биосферных резерватов внутри заповедника. А Гринпис называет поправки Минприроды опасными и предупреждает, что они могут привести к разрушению всей заповедной системы, которая охраняла границы ООПТ с 1991 года. В Минприроды «Известиям»  оперативный комментарий предоставить не смогли. 

Наверх
Реклама

Мнения

Наверх