Суббота, 29 апреля 2017
Общество 9 января 2017, 00:01 Дарья Филиппова

Миграционная амнистия выведет из тени половину нелегалов

Интервью

Это поможет предотвратить эпидемии опасных заболеваний и дать дополнительный доход в казну

Фото: пресс-служба Федерации мигрантов России

В России находится более 500 тыс. серьезно больных мигрантов. Среди них — носители таких тяжелых недугов, как СПИД, туберкулез, сифилис, гепатиты В и С. О том, как миграционная амнистия поможет остановить распространение страшных заболеваний и чем грозит государству эпидемия туберкулеза, корреспонденту «Известий» Дарье Филипповой рассказал президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов.

— По статистике миграционного центра в Сахарово (ТиНАО), 4% приезжающих в Россию мигрантов больны. Отражает ли эта цифра реальность?

— Через Сахарово ежегодно проходят несколько сотен тысяч мигрантов, и у них большие возможности для собственной статистики, однако, по исследованию Федерации мигрантов России, таких мигрантов 5,6% от всего потока.

— Разница в 1,6% — серьезная цифра?

— Ежегодно границу пересекают от 9 млн до 17 млн мигрантов. Даже отталкиваясь от минимальных цифр, по данным центра в Сахарово, количество серьезно больных составляет около 400 тыс. человек. Если же опираться на наши данные, то это как минимум полмиллиона — целый город.

— При этом многие заболевания остаются невыявленными?

— Законодательство предусматривает обязательный медосмотр только при получении патента. Решение проблемы есть: надо сформировать систему, при которой трудовые мигранты будут проверяться у себя на родине до приезда в Россию. Тогда серьезно снизится вероятность того, что к нам они будут приезжать больными. Мы работаем над этим предложением: например, на прошедшем в октябре прошлого года форуме мы предлагали создать сеть аккредитованных Минздравом России медицинских центров в странах основного исхода мигрантов.

Наилучшим решением было бы ввести в законодательство понятие «трудовой мигрант», определить его статус, права, обязанности и ввести для данной категории определенные требования. Например, предъявлять в момент прохождения паспортного контроля на границе медсправки, полученные на родине.

Или второй вариант: даже если человек не хочет получать патент, но приехал с целью работать в России (а это около 80% мигрантов), то в течение нескольких недель он всё равно должен обследоваться и получить необходимые медицинские документы.

— Какие заболевания самые распространенные среди приезжих?

— Сифилис, СПИД, туберкулез, гепатиты В и С. Опаснее других, из-за более легкой формы заражения, туберкулез. Но и заболевания, передающиеся через кровь, не отстают. Согласно статистике, за девять месяцев 2016 года в Москве было выявлено 1683 ВИЧ-инфицированных, из них 367 мигрантов.

— Могут ли «резиновые» квартиры быть дополнительным фактором для распространения тяжелых инфекций?

— «Резиновые» квартиры, на мой взгляд, уходят в прошлое. Этому поспособствовало введение ответственности для собственников. Сегодня гораздо большую опасность представляют крупные общежития. В частности, из-за распространения туберкулеза. Ведь переносчики заболевания ездят в метро, ходят в общественные места. Безусловно, это не значит, что все жители России разом заболеют туберкулезом. Если вы здоровый человек, с хорошим иммунитетом, вероятность заразиться невелика.

Но опасность туберкулеза не только в самой болезни и ее последствиях, она связана и с бюджетом страны. Даже если туберкулезом заболеет всего 2–3% населения — это уже эпидемия, которая потребует огромного количества бюджетных средств. Например, стоимость лечения туберкулеза на ранней стадии — от 50 тыс. до 150 тыс. рублей. На более запущенной — до 500 тыс. Так, если заболеет 1 млн человек (менее 1% населения), потребуется 0,5 трлн рублей, которые государству надо будет выделить незамедлительно. Это больше, чем стоимость Олимпиады в Сочи.

Но даже если деньги найдутся, где единовременно взять столько лекарств? Ведь существует некий баланс производства и расхода препаратов, а в случае эпидемии он рухнет.

— Эксперты заявляют, что большинство мигрантов не знают о своих болезнях. Так ли это?

— Учитывая, что медосмотр проходит меньшая часть потока, всё возможно. Они могут не знать или умалчивать о болезнях. Ведь есть и менее опасные, но неприятные заболевания: педикулез, острые кишечные инфекции, в том числе сальмонеллез. Но всё это лечится достаточно быстро.

— Федерация мигрантов России уже два года говорит о миграционной амнистии. Почему вы ее добиваетесь и поможет ли она избежать распространения заболеваний?

— С 1 января 2014 года изменились правила игры — за малейшие нарушения людям стали закрывать въезд в Россию. Сейчас в нашей стране находится около 3,5 млн человек с нарушением режима пребывания. Они нигде не учтены, живут и работают вне правового поля, состояние их здоровья неизвестно. Поэтому я уверен, что миграционная амнистия необходима.

Сейчас 3,5 млн мигрантов представляют очень лакомый кусок для коррупционеров всех уровней. Учитывая, что депортация за счет бюджета не очень дешевое мероприятие, думаю, лучше потратить эти средства на что-то более полезное.

Также следует понимать, что подавляющее большинство мигрантов работает в реальном секторе экономики, в строительстве, в сегменте малого бизнеса, в производстве товаров и услуг. Имея опыт работы, они являются реальными специалистами, но если их депортировать и заменить новыми приезжими, предприятия окажутся в сложной ситуации.

— Что изменит амнистия?

— Международный опыт показывает, что проведение подобных амнистий выводит из тени от 18 до 47% находящихся в стране нелегалов.

Это значит, во-первых, что огромное количество мигрантов пройдут медицинское освидетельствование. Это поможет сократить опасность распространения болезней и эпидемий.

Во-вторых, мы получим от 20 млрд до 60 млрд рублей ежегодных поступлений в бюджет от патентных сборов.

В-третьих, надлежащее оформление, дактилоскопия и постановка на миграционный учет лиц, которые сейчас находятся вне правового поля, решат важный социальный и психологический момент: мигрант, понимая, что его могут депортировать, более склонен к правонарушениям.

Чем дольше мы будем оттягивать миграционную амнистию, тем хуже для нас. На данный момент около 1,7 млн мигрантов считаются нарушителями и им закрыт въезд в РФ. Но приезжим надо жить и работать, соответственно они ищут пути, как обойти закон. Самый простой путь — поменять одну букву в имени. Например, имя Мухаммад имеет восемь написаний: можно написать Мохаммад, Муххамад, Муххамед — и это уже другой человек. Но сейчас в странах исхода пытаются с этим бороться.

— Миграционная амнистия должна быть применима к любому нелегальному мигранту?

— Нет, только в отношении мигрантов, которые не имеют других нарушений, кроме режима пребывания. Если в процессе оформления выяснится, что приезжий, например, находится в розыске, дальнейшее взаимодействие с ним должно происходить согласно законам РФ.

Мы разработали полноценный, оформленный по всем правилам законопроект, презентовали его в октябре 2016 года. Но мы не имеем права законодательной инициативы, и документ пока лежит в столе.

— А что вы думаете по поводу депутатской инициативы об обязательной дактилоскопии при въезде в РФ для всех иностранцев?

— Мы полностью поддерживаем эту инициативу. Когда мы едем в Европу, на паспортном контроле нас просят приложить пальцы к сканеру, и мы прикладываем. Почему не сделать так же у нас? Когда ввели дактилоскопию для получения патентов, выяснилось, что кто-то проходит по уголовному делу, кто-то находится в розыске. Тем более не так много точек прибытия надо будет обеспечить специальной аппаратурой.

Наверх

Мнения

Наверх