Четверг, 27 апреля 2017
Общество 12 января 2017, 00:01 Иван Чеберко

Электронно-компонентное воровство

Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту мошенничества при поставках радиодеталей для спутников

Фото: сайт ФГУП «НПО им. С.А. Лавочкина»/laspace.ru

В канун Нового года Следственный комитет завел уголовное дело в отношении неустановленных лиц из числа сотрудников НПО имени Лавочкина (НПОЛ) и компании «Фаворит-ЭК». В основе дела — факты мошенничества при поставках электронной компонентной базы (ЭКБ) для космических аппаратов.

Уголовное дело по ч. 6. ст. 159 УК РФ («Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств, совершенное в крупном размере») заведено следственным управлением по Восточному административному округу ГСУ СК РФ по Москве. 

На территории ВАО находится офис ООО «Фаворит-ЭК», которое поставляло НПОЛ комплектующие для использования в космических аппаратах. Доследственная проверка показала, что на часть комплектующих цены были серьезно завышены, а часть деталей так и не была поставлена заказчику. На нынешнем этапе следователи оценили ущерб от мошеннических действий в 10 млн рублей, но в дальнейшем сумма может увеличиться. В настоящее время следователи изучают изъятую документацию. По словам источника в НПОЛ, знакомого с ходом расследования, акты выполненных работ, которые изучают в СК, датируются 2014, 2015 и 2016 годами. Вопросы по этим документам следователи задают Игорю Гриненвальду, который до последнего времени являлся заместителем гендиректора по материально-техническому снабжению (с начала года на этой позиции работает другой человек — Михаил Возвышаев).

ООО «Фаворит-ЭК» — это крупный поставщик ЭКБ с годовым оборотом в 504 млн рублей (по данным за 2015 год) с филиалами в Санкт-Петербурге и Белоруссии. 87,5% акций принадлежат частному лицу — Сергею Соломину, остальные акции компании — у гендиректора ООО Александра Павлова. От общения с «Известиями» Александр Павлов отказался.

В госкорпорации «Роскосмос», управляющей НПОЛ (после завершения приватизационных процессов акции предприятия будут переданы «Роскосмосу»), ситуацию оставили без комментариев. Аналогичным образом поступило руководство НПО имени Лавочкина.

159-я статья  УК РФ — самая «популярная» на предприятиях «Роскосмоса». Именно по ней обвинялись бывшие топ-менеджеры «Российских космических систем», по ней же судят бывших руководителей Центра имени Хруничева, те же деяния инкриминируются бывшим руководителям ЦНИИмаша.

Для НПОЛ также нельзя назвать новым сам тип выявленного преступления — сюжетно похожее дело там уже расследуется с 2014 года. В 2012–2014 годах руководители НПОЛ заказывали и оплачивали в ООО «НИИЦ МАИ-ЛАСТАР» исследования, проводимые якобы в интересах предприятия. Проверка на предприятии показала, что исследования были фиктивными, с их помощью мошенники могли присвоить 180 млн бюджетных рублей.

Поставки ЭКБ для предприятий ракетно-космической промышленности — это в настоящее время очень непрозрачный бизнес. На фоне технологических санкций, наложенных Госдепом США на российские компании, само предприятие (то же НПОЛ) не может легально приобретать часть оснастки для космических аппаратов. В результате приходится выстраивать сложные схемы, включающие многие промежуточные звенья. Так создается вполне питательная среда для выстраивания коррупционных схем.

Как отметил информированный источник в «Роскосмосе», похожее уголовное дело — о поставках ЭКБ по завышенным ценам — недавно было возбуждено на другом крупном предприятии госкорпорации, также создающем космические аппараты.

— Профилактировать такие преступления можно организационными мерами — прежде всего централизацией закупочной деятельности в рамках «Роскосмоса», — считает научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев. — Руководство госкорпорации такую цель декларировало, но, по-видимому, пока дело довести до конца не успело. Сильно поможет и сужение номенклатуры изделий — у нас слишком много аппаратов совершенно разных конструкций. Когда приобретается 100 тыс. совершенно разных деталей, все закупки проконтролировать сложно.

Юристы отмечают, что судебная практика по ч. 6 ст. 159 УК РФ на сегодняшний день крайне бедна — это новая часть статьи, появившаяся только в прошлом году.

— В базах судебных решений нельзя найти материалы ни одного процесса, в ходе которого обвиняемому инкриминировалось бы соответствующее преступление, — говорит Алим Бишенов, управляющий партнер юридической компании BMS Law Firm. — Отсутствие наработанной практики может существенным образом сказаться на ходе разбирательства: в отсутствие аналогичных эпизодов коллегия судей будет вынуждена опираться в первую очередь на нормативно-правовые акты и собственное понимание их содержания. Таким образом, существенно возрастет роль субъективного фактора в ходе принятия решения относительно судьбы обвиняемых.

Наверх

Мнения

Наверх