Понедельник, 29 мая 2017
Общество 3 марта 2017, 08:15 Илья Альтман

Эхо Ванзейской конференции

Мнение

Профессор Илья Альтман — о преступлениях нацизма, которые нельзя забывать

Фото: РИА Новости/Евгений Биятов

Вот уже почти четверть века российский центр «Холокост» занимается проблемой исторической памяти о преступлениях нацизма, одним из жутчайших примеров которых стала попытка истребить целый народ. От младенцев до стариков. Независимо от религиозной принадлежности, политической или иной деятельности. Только по факту рождения от еврейских родителей либо даже одного из них. Шесть миллионов (из них почти половина — на оккупированной территории СССР), расстрелянных в бесчисленных рвах, балках, ярах, удушенных в газовых камерах и сожженных в печах лагерей смерти. Половина еврейского населения Европы накануне Второй мировой войны...

Евреи не были ни первыми, ни самыми многочисленными жертвами нацизма. Но именно уроки Холокоста заставляют ежегодно политиков и ученых вспоминать эту трагедию как общечеловеческую. Важнейший вопрос — как такое стало возможным?

В этом году 75-летие совещания в доме отдыха высших чиновников СС на берегу живописного озера Ванзее на окраине современного Берлина, получившего громкое название «Ванзейская конференция», прошло практически незамеченным. Между тем именно чудом уцелевший протокол этого совещания (был обнаружен в 1947 году в Риге), разосланный с грифом суперсекретности высшим чиновникам Третьего рейха и руководителям гражданской администрации на оккупированных территориях всех европейских государств, раскрывает нам зловещий механизм «окончательного решения еврейского вопроса». Именно такой эвфемизм использовал отвечавший за этот самый «вопрос» в Главном управлении безопасности рейха (РСХА) Адольф Эйхман, который и вел протокол совещания. Среди 15 человек, собравшихся в уютном зале конфискованного у еврейского бизнесмена особняка, были представители многих ведомств нацистской Германии, в том числе — МИДа, министерства юстиции и партийной канцелярии. Особую группу составляли те, кто и были уже в течение полугода исполнителями чудовищного эксперимента на оккупированной советской земле. Именно один из них доставил символическую карту, где были указаны города — от западной границы до Петербурга с изображением гробов и цифр (тысяч и тысяч уничтоженных людей).

Главным организатором конференции был Рейнхард Гейдрих, бывший морской офицер, правая рука Гиммлера, куратор эскадронов смерти — айнзацгрупп, ежедневно с конца июня 1941 года казнивших политических врагов рейха.

В Ванзее не обсуждали «план». Там информировали о том, что уже сделано за полгода (более миллиона жертв) и как можно усовершенствовать «процесс» с помощью самых современных технологий в уже построенных и строящихся шести центрах уничтожения именно еврейского населения. «Прочесать Европу с Запада на Восток» — так Эйхман зафиксировал то, что ждало теперь евреев других оккупированных стран. Для советских евреев и их соплеменников, депортированных из 12 государств Европы в Минск, Ригу, Каунас и лагеря в Эстонии, методы преимущественно оставались прежними — немедленное уничтожение детей, стариков и больных, казнь так называемых «специалистов» по мере ликвидации гетто и лагерей принудительного труда.

Каждая годовщина Ванзейской конференции — это повод историкам изложить свою версию событий. Последняя из них появилась совсем недавно — профессор одного из английских университетов полагает, что эта конференция имела в виду использование именно принудительного труда евреев: для строительства шоссейных дорог (такая фраза действительно есть в протоколе, но касается лишь молодых и физически крепких людей) и строительства городов для «арийцев» (протокол об этом не говорит вообще). Автор не отрицает уничтожения миллионов людей — и до, и после Ванзее, но его видение событий далеко от того, что происходило далее в Европе вплоть до конца войны, — депортации, газовые камеры, утопление тысяч жертв в Балтийском море (январь 45-го под Кенигсбергом).

И еще об одном из уроков Холокоста. План тотального уничтожения стал отчасти следствием и того, что ни одна страна мира не хотела видеть у себя еврейских беженцев, не хотела признать масштабы Холокоста. И в этом уроке, возможно, кроется ответ на вопрос: почему сегодня Германия принимает беженцев — невзирая на критику, экономические и политические проблемы.

Автор — сопредседатель центра «Холокост», профессор РГГУ

Наверх

Мнения

Наверх