Понедельник, 29 мая 2017
Общество 21 марта 2017, 09:00 Илья Резник

«Поэт в России — больше, чем поэт...»

Мнение

Илья Резник — об истинном назначении поэзии великих классиков прошлого и современности

Фото: ТАСС/Александр Саверкин

Поэзия — огромный и бушующий мир. Стихами вечной классики объясняются в любви. Великие строки вели в бой и вдохновляли на подвиги. Поэт — глас народа, глас Божий. Когда я произношу трепетное слово «поэт», то восхищаюсь юным Пушкиным, читающим стихи друзьям-лицеистам; физически страдаю от представления сцены дуэли Михаила Лермонтова; вижу Александра Блока, идущего в трагическую неизвестность «в белом венчике из роз»; представляю лик убиенного в «Англетере» Сергея Есенина; слышу чистые искренние голоса фронтовых поэтов; трепетное дыхание неповторимой Беллы Ахмадулиной; тревожный и трагический звон гитар великих, всенародно любимых Высоцкого и Окуджавы.

Начать хочу с упоминания золотого века поэзии. Это не просто отрезок времени, ограничивающий человеческую жизнь, или изыскания поэтов эпохи, ищущих идиллию и отражающих чаяния народа. Не буду оригинален, если скажу, что Александр Пушкин — наше всё, само совершенство. Этот период характеризуется всплеском творческой активности потрясающих поэтов, озаренных гением Пушкина. Именно поэзия начала XIX века стала тем самым ориентиром развития русской поэзии, который мы ощущаем до сих пор. Созданные в то время произведения всё еще остаются непревзойденными шедеврами классики, образцами высшего поэтического мастерства, эталонами величия русского слова.

Одновременно с Пушкиным анналы русской поэзии времен золотого века своими произведениями наполняют поэты, не менее одаренные и талантливые. Практически все они были друзьями, знакомыми Пушкина, соучениками по Царскосельскому лицею. Несмотря на то что их имена известны по силе произведений, по эмоциональной смысловой нагрузке — равных Пушкину не было. Возможно, именно поэтому этих талантливых поэтов литературоведы и читатели всегда объединяют в «пушкинское» созвездие. В жизни они будут разобщены разными идеями, политическими суждениями и тем взглядом на будущее, которое каждый из них представлял для любимой России. Но все они жили для своей страны, во имя Отечества.

В Международный день поэзии я не могу не вспомнить поэтов Серебряного века. Талантливых и вдохновенных. Любимые Николай Гумилев, Александр Блок... Их стихами я зачитывался в юности и в студенческие годы. Если в определении начала Серебряного века исследователи достаточно единодушны — это явление рубежа 80-х — 90-х годов XIX века, — то конец этого периода все еще вызывает споры. Некоторые исследователи считают, что Серебряный век закончился с началом Гражданской войны. Другие уверяют, что он прервался в год смерти Александра Блока и расстрела Николая Гумилева. Кто-то считает, что окончание Серебряного века — это время, связанное с самоубийством Владимира Маяковского.

Отдельно для меня, блокадного ребенка, существует творчество поэтов войны. Тех, кто поднимал солдат из окопов и вел их в атаку. Под песни великих Шульженко, Утесова, Бернеса, Руслановой на стихи отечественных поэтов солдаты набирались сил для борьбы с врагом. «Жди меня, и я вернусь, только очень жди...». Время — многоопытный лекарь. Канули в Лету времена, когда литературное начальство назначало классиков по одному от каждой республики: Танка — от Белоруссии, Кугультинова — от Калмыкии, Сковороду — от Украины и т.д. Когда на писательских съездах пылко восхваляли друг друга и травили Бориса Пастернака.

Совсем недавно разгорелся нешуточный скандал в СМИ с участием новомодной поэтессы Полозковой. Она пообещала «открыть лучшую бутылку шампанского», когда Захару Прилепину «прострелят башку». Как вообще такое возможно? И эта женщина выдает себя за поэта? «Славен буду я, доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит». Мой любимый Александр Пушкин. Что происходит с нами со всеми?

Но согревают стихи не этих личностей, а стихи воинов-афганцев, настоящих мужчин — защитников Отечества. Сердечные сочинения наших бардов Александра Городницкого и Юлия Кима. Замечательные песни на стихи Александра Вулых и Александра Шаганова. Но это целебные капли в море графомании, цинизма и бескультурья. Мы слышим нецензурную брань из уст развязных певцов. Тексты (я не могу назвать их стихами) большинства современных песен ужасают безграмотностью и беспомощностью. И многие из них звучат на различных премиях года, где изыскатели наград «воздают себе хвалу, вкушая славу, как халву» (Илья Резник. — «Известия»). 

Жизнь, увы, не вечна. Уходят поэты, оставляя в большинстве своем в память о себе томики стихов для маргиналов-любителей и песни — для миллионов. Когда мы произносим имя Ярослава Смелякова, тут же приходит на ум «постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом...». Мы вспоминаем Михаила Светлова и напеваем «Каховку» или «Орленка». С Михаилом Матусовским ассоциируются гениальные «Подмосковные вечера». С Владимиром Харитоновым — могучий «День Победы».

Когда ушел от нас неповторимый Андрей Вознесенский, к моему сожалению и удивлению, упоминали только три его песни «Миллион алых роз», «Плачет девочка в автомате» и «Я тебя заслоню от простуды». И ни слова о его блистательной поэзии — «Оза», «Треугольная груша» и т.д.

Мы все ищем и ищем — и никак не найдем национальную идею. А она — в чистом слоге поэзии любви и сострадания к ближнему и дальнему, в другосбережении, в чистом слоге биения наших сердец, в чистом слоге светлых помыслов, в служении нашему многострадальному Отечеству. И вновь мой взор обращен к Великому Поэту:

Властитель! В тишине острожной

Мне каждый божий день и час

«И кюхельбекерно, и тошно»,

И очень не хватает Вас...

Автор — поэт, народный артист России, автор гимна "Русский язык"

Наверх

Мнения

Наверх