Вторник, 30 мая 2017
Культура 31 марта 2017, 00:01 Светлана Наборщикова

«Дракон», выйди вон

Постановка МХТ им. А.П. Чехова по мотивам пьесы Евгения Шварца соединила культурные коды с высококлассным шоу

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

МХТ имени Чехова поставил «Дракона» Евгения Шварца. Сказка о том, как благородный рыцарь убил чудовище, а страждущие не оценили свободы и выбрали нового узурпатора, обернулась совсем другой историей.

Материалы по теме
2

Спектаклю Константина Богомолова предпослана возрастная рекомендация 18+, что, по сути, неверно. Смотреть этот спектакль следует тем, кому 40 и более. Именно эта категория граждан способна по достоинству оценить заслуги режиссера в деле сохранения нашей памяти. Есть у Богомолова собственное хранилище культурных кодов, откуда он черпает кадры, песни, анекдоты и прочие приметы эпох — для каждого спектакля свои.

Режиссеру такая предусмотрительность обеспечивает подмогу в труде, зрителю — путешествие в былое. Льется с экрана летний дождь («Я шагаю по Москве»), падает навзничь герой Алексея Баталова («Летят журавли»), провожает в ночь отдельный десятый десантный батальон Нина Ургант («Белорусский вокзал») — вот вам возможность окунуться в жизнь минувшую и сопоставить ее с днем сегодняшним.

Люди помоложе, за исключением особо пытливых, этого мемориального богатства большей частью лишены, а потому для них в «Драконе» имеется ровно то, что заявлено в аннотации: «Лучшие песни, зажигательные танцы, великолепные актеры, невероятная искренность, пугающая откровенность, тончайшая саркастичность». То есть шоу высокого уровня, где всё на отлично: актеры, режиссура, сценография, костюмы, свет. Что касается поклонников драматургии Евгения Шварца, то они могут остаться дома. Сказка Шварца для режиссера — только повод рассказать собственную историю про рыцаря Ланселота (Кирилл Власов) и его возлюбленную Эльзу (Надежда Калеганова).

Не теряющий надежды Шварц вложил в уста своего героя оптимистическое: «Все мы после долгих забот и мучений будем счастливы, очень счастливы наконец!» И Эльза восторженно кивает ему в ответ: «Будем, непременно будем». В спектакле они завершают свой путь, глядя на догорающий экран-занавес. Он — манерный кривляка в обтягивающем комбинезоне поп-звезды (куда делись былые идеалы?), она — в пышной барби-юбочке и ярком макияже (где та скромница?), уже прошептавшая под аккомпанемент бывшего Дракона (Игорь Верник): «Мы думали — это весна, а это оттепель…».

Вот так со всем в этой постановке: то, да не то. Думали, будет Дракон, а это обыкновенное семейство — муж, жена, ребенок. Считали — грядет великий бой с узурпатором, а произошло банальное убийство. Вроде бы явился в город герой Станислава Любшина из «Пяти вечеров», а это Ланселот в любшинском обличьи — черный свитер, на затылке шляпа.

И вечеров не пять, а семь, и Ланселот — не Ланселот, а Иисус, проходящий свою Страстную седмицу. И над всеми непонятками, перекрывая пространство, — жуткий «Мертвый Христос в гробу», репродукция картины Ганса Гольбейна. Та самая, от которой, по словам князя Мышкина, «у иного вера может пропасть».

Перевертыши, оборотни, имитаторы...  Никому не веришь и никого не жаль в мхатовском спектакле. Ну разве что умоляющего о глотке воды поверженного Дракона — разом отвернулись от него былые верноподанные. 

Впрочем, насчет веры автор этих срок погорячился. «Дракон» — отличная возможность уверовать в могучую школу русского психологического театра в лице народного артиста Олега Табаков. Был под Драконом его Бургомистр, лихо выезжающий на сцену в коляске с мигалкой, — боялся. Стал Драконом — наводит страх. Каждое появление этого обаятельнейшего, несмотря на все грехи, персонажа — зрительский праздник. Тут уж лови момент, наслаждайся выдающимся лицедейством и радуйся, что вечер прошел не зря.

Наверх

Мнения

Наверх