Вторник, 23 мая 2017
Экономика 17 мая 2017, 07:00 Ярослав Лисоволик

Евразийский «поворот на юг»

Мнение

Экономист Ярослав Лисоволик — о новейшем векторе евразийской интеграции

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

За последний год динамизм евразийской интеграции начинает получать импульсы не только от интеграционных процессов внутри самого Евразийского экономического союза (ЕАЭС), но также и за счет заключения соглашений о зонах свободной торговли (ЗСТ) со странами «дальнего зарубежья». После первого соглашения ЕАЭС с Вьетнамом, которое вступило в силу в прошлом году, на очереди целый ряд новых соглашений о ЗСТ, при этом особое значение приобретает для России Азия. И если в последние несколько лет приходилось часто слышать о российском «повороте на Восток», то с интенсификацией переговоров о свободной торговле с Ираном евразийская интеграция в Азии приобретает важный южный вектор.

В качестве основного ориентира в переговорах между Ираном и ЕАЭС выступает заключение временного соглашения о зоне свободной торговли, которое может получить постоянный статус после трех лет действия временного договора. После ряда раундов консультаций в начале мая этого года стороны согласовали перечень товаров для действия режима ЗСТ, что делает возможным выход на заключение временного соглашения до конца текущего года.   

Ирану данное соглашение позволяет более основательно интегрироваться в евразийскую палитру активно формирующихся альянсов. Соглашение с ЕАЭС открывает возможности по активизации сотрудничества не только со странами бывшего СССР, но и с Китаем, а также другими ключевыми игроками в Восточной Азии, где ЕАЭС активно следует по пути заключения торгово-экономических союзов со странами АСЕАН. Иран также может посоревноваться за более высокую долю российского продовольственного рынка в условиях образовавшейся свободной ниши, освободившейся из-за ухода западной продукции. Определенные перспективы есть у Ирана и в расширении своего присутствия на рынке текстильной продукции, а также в наращивании турпотока из стран ЕАЭС. 

Из всех стран ЕАЭС заключение торгового соглашения с Ираном имеет особое значение для развития экономики Армении, которая граничит с Ираном и для которой данный альянс создает дополнительные возможности в области логистики и транспортного сотрудничества. До конца текущего года планируется запустить эксплуатацию свободной экономической зоны (СЭЗ) Армения–Иран с целью развития приграничных регионов, при этом по оценкам армянской стороны создание данной СЭЗ позволит создать 2500 рабочих мест и существенно повысить экспорт из Армении. Такого рода интенсификация связей с Ираном повысит возможности для расширения сотрудничества в транспортной сфере, в том числе в области выстраивания транспортного коридора «север–юг».    

Для России один из ключевых аргументов за торговый альянс с Ираном — емкий рынок (население страны составляет около 80 млн человек), при этом один из крупнейших рынков в Ближневосточном регионе пока не распределен между крупнейшими ТНК развитых стран — в этих условиях у компаний стран ЕАЭС есть возможность найти новые рынки сбыта и доходные активы для инвестиций. Возможности в инвестиционной сфере в значительной сфере концентрируются в области проектов развития инфраструктуры и энергетики, которые могли бы быть реализованы в том числе с участием евразийских институтов развития.

Еще одним важным фактором является то, что после многолетних санкций и торговых ограничений Иран остается достаточно закрытой экономикой по отношению к внешнему миру с точки зрения своего торгового режима. Средний уровень импортного тарифа Ирана превышает 15%, что почти в полтора раза выше среднего показателя по развивающимся странам и в несколько раз выше, чем в России. В этих условиях при создании зоны свободной торговли с Ираном Россия и ее партнеры по ЕАЭС получают значительную преференциальную маржу по сравнению со странами, не имеющими преференциального торгового режима.

По данным Минэкономразвития, в последнее время рост товарооборота между Ираном и Россией ускоряется — в 2016 году рост составил более 70%, в то время как в январе 2017 года рост уже был почти двукратным. При этом российский экспорт по сравнению с январем 2016 года вырос в 2,7 раза, экспорт продукции с высокой степенью переработки и машинно-технической продукции — почти в семь раз. Всё это создает основу для дальнейшего выстраивания полноценного южного вектора евразийской интеграции, который после заключения зоны свободной торговли с Ираном может быть дополнен новыми альянсами с ключевыми игроками в Южной Азии, в том числе с Индией.

Автор — главный экономист Евразийского банка развития (ЕАБР), программный директор международного дискуссионного клуба «Валдай»

​​​​​​​Мнение автора может не совпадать с мнением редакции    

 

Наверх

Мнения

Наверх