Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
1 сентября
2016 года

Россия–США: кому нужна стратегическая пауза

Политолог Андраник Мигранян — о перспективах политики «перезагрузки»

Андраник Мигранян. Фото из личного архива

На прошлой неделе в Центре Эллиота Университета Джорджа Вашингтона в Вашингтоне состоялась конференция на тему «Россия как глобальная держава: разные взгляды из России» с участием ведущих экспертов. Из огромного количества тем, затронутых на семинаре, я хотел бы остановиться на трех наиболее важных для понимания состояния умов как политиков, так и экспертов в Вашингтоне, а также в какой-то степени и в Москве.

Первая тема, которая привлекла наибольшее внимание, касалась перспектив политики «перезагрузки», которая по мнению как российских, так и американских экспертов закончилась. Одна из причин, и это в основном совпадает с моей позицией, состоит в том, что сама политика «перезагрузки» не имеет ясного содержания и по-разному интерпретировалась в Москве и в Вашингтоне. Поэтому она не могла быть содержательной основой для политики В. Путина, тем более что она досталась ему в наследство от Д. Медведева.

С другой стороны, некоторые американские эксперты считают, что политика «перезагрузки» закончилась, так как исчерпала свою повестку, при этом имея в виду, что Россия и США достигли предела своих возможных договоренностей в сфере контроля над вооружениями, подписав договор СНВ-III, договоренностей по Афганистану, по иранской ядерной проблеме, по Сирии, по северокорейской ядерной проблеме и по целому ряду других вопросов, и поэтому в российско-американских отношениях требуется новая повестка.

Однако второй обсуждаемый вопрос фактически поставил под сомнение утверждение экспертов о том, что старая повестка себя исчерпала. Как отметил один из ведущих экспертов по российско-американским отношениям — Пол Сондерс, исполнительный директор Центра национального интереса, — Россия не находится в списке 10 наиболее важных проблем, с которыми сталкивается американская администрация сегодня, и это само по себе является весьма отрадным фактом. В ходе дискуссии Сондерс частично поддержал мою позицию, что Россия не только не является серьезной проблемой американской внешней политики, но является фактором, способным помочь США в разрешении этих проблем.

Правда, по этому вопросу среди американских участников, да и среди российских, не было единства. Ряд экспертов говорили, что Россия скорее действует как ответственный партнер США, и если она не в полной мере принимает позицию Вашингтона по отношению к Ирану, Северной Корее, Сирии, то вовсе не потому, что пытается ставить палки в колеса американцам, а просто исходит из собственного понимания возможных негативных последствий более радикальной политики США. Напротив, оппоненты этой точки зрения воспринимают действия Россия как проявления антиамериканизма и попытки России помешать США и Западу достичь своих внешнеполитических целей в этих важных для них вопросах.

Третья проблема, вокруг которой шла большая дискуссия, относилась к вопросу о том, нужна ли выработка новой повестки прямо сейчас со стороны администрации Обамы и со стороны Путина для российско-американских отношений или следует на данном этапе держать стратегическую паузу, как предлагал я еще год назад в своей мартовской статье  сразу же после победы Путина на президентских выборах и как предложил Леон Арон (бывший главный советник Митта Ромни по России в президентской избирательной кампании-2012) в своей недавней статье The Putin Doctrine, вышедшей в Foreign Affairs, привлекшей большое внимание со стороны американского политического и экспертного сообщества. Правда, надо отметить, что несколько странно выглядит рекомендация Арона держать стратегическую паузу, чтобы стороны могли всерьез подумать, по каким вопросам они могли бы пойти на уступки и компромиссы. При этом Арон считает, что позитивное сотрудничество должно продолжаться по иранской ядерной проблеме, по Афганистану, по Сирии, по нераспространению ядерного оружия. Американская администрация должна и дальше придерживаться политики по продвижению демократии, в том числе и в России, тем самым продолжая вмешиваться во внутренние дела нашей страны. И как он отмечает в своей статье, эта политика в защиту прав человека, гражданского общества должна иметь своей целью «помочь России двигаться в сторону настоящей демократии».

Думаю, что эта квазирекомендация паузы, скорее всего, является рекомендацией по эскалации напряжения между Вашингтоном и Москвой.

Когда-то американская стратегическая пауза, взятая администрацией Джорджа Буша-старшего по отношению к Горбачеву, дала США ошеломляющие результаты. Горбачев, растерянный и сбитый с толку нарастанием хаоса в Советском Союзе, вызванным его же непоследовательной политикой, не был в состоянии понять и адекватно оценить паузу американской администрации и совершал во внешней политике одну ошибку за другой. Американской стороне надо было только дождаться, пока «клиент созреет» до полного коллапса, что собственно и произошло. В настоящее время стратегическая пауза может быть на руку только российской стороне. Сегодня российская власть намного более консолидирована, она чувствует себя гораздо увереннее, для нашей страны нет никаких чрезвычайных вызовов как внутри страны, так и извне, и она может себе позволить держать паузу, пока американская сторона определится со своей глобальной стратегией и новой повесткой.

Правда, вряд ли у нынешней американской администрации есть время и возможности держать паузу. Притчей во языцех в американских медиа и политических кругах стало мнение о дисфункциональности власти в Вашингтоне. Наиболее наглядным примером этого является то, что конгресс уже четыре года не может даже принять бюджет страны. Очень медленно после кризиса восстанавливается экономика, чрезмерно высок уровень безработицы, идущий на наших глазах секвестр расходов на самые разные нужды еще более обостряет политическую борьбу между республиканцами и демократами. К этому добавляются острые вызовы извне, требующие немедленной реакции. Это всё те же: вывод войск из Афганистана с неизвестными последствиями для этой страны, неопределенность с судьбой иракского государства, что является прямым результатом как оккупации Ирака, так и вывода американских войск оттуда, продолжение иранской ядерной программы, которая требует от администрации Обамы незамедлительной и адекватной реакции. От него этого ждут как давний стратегический партнер США Израиль, так и влиятельные политические круги внутри самих США. Срочной реакции требуют агрессивные ядерно-ракетные амбиции Северной Кореи, которые увеличивают нестабильность в Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Перечень вызовов, которые требуют от американской администрации быстрой и адекватной реакции, можно еще долго продолжать.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что если из двух стран — России и США — кто-то и может позволить себе стратегическую паузу, то это явно не США.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 27 марта 2013 года

Россия–США: кому нужна стратегическая пауза

Россия–США: кому нужна стратегическая паузаПолитолог Андраник Мигранян — о перспективах политики «перезагрузки»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Россия – США»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке