Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
27 сентября
2016 года

Зоны остались без охраны

Охранные системы, закупленные ФСИН по засекреченным контрактам в 2010–2012 годах за полмиллиарда рублей, до сих пор не введены в эксплуатацию

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Дубровин

Из-за махинаций с бюджетными средствами в тюремном ведомстве без новейшей электронной защиты остались семь учреждений: две колонии в Нижегородской и Ленинградской областях, а также пять следственных изоляторов в Кабардино-Балкарии, Хабаровском крае, Волгоградской, Рязанской и Челябинской областях. При этом, по официальным данным, на интегрированные системы безопасности (ИСБ) для этих учреждений было потрачено 557 млн рублей. Но оборудование, закупленное по ценам, в четыре раза превышающим среднерыночные, оказалось недоукомплектованным.

По данным «Известий», МВД уже закончило служебные проверки по ряду дел в отношении поставщиков и должностных лиц Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), причастных к махинациям. Тех же, кто разоблачил коррупционеров в тюремном ведомстве, не только незаконно уволили из ФСИН, но и выселяют теперь с детьми из служебного жилья.

Как рассказали «Известиям» источники в тюремном ведомстве, решение о модернизации охранных систем в 17 учреждениях принималось еще при бывшем директоре ФСИН Александре Реймере (его отправили в отставку в июне 2012 года). В общей сложности на эти цели в 2011–2013 годах было выделено 1,1 млрд рублей. Однако, как следует из письма замдиректора ФСИН Олега Коршунова (есть у «Известий»), из 17 ИСБ удалось запустить в эксплуатацию только 10 систем. Остальные до сих пор лежат мертвым грузом. При этом закуплено оно было не только по завышенным ценам, но и без проектной документации.

— Если в 2009 году одна система стоила государству 12–18 млн рублей, то с 2010 она уже стоила от 30–40 млн рублей, — рассказывает «Известиям» источник во ФСИН.

Сергей Гирич и Виталий Наконечный, экс-офицеры ФСИН, рассказавшие о коррупционных схемах

Сергей Гирич и Виталий Наконечный, экс-офицеры ФСИН, рассказавшие о коррупционных схемах

Марат Абулхатин/ИЗВЕСТИЯ

По словам собеседника, требования к ИСБ предъявлялись самые высокие: не менее четырех рубежей контроля по всему периметру колонии, беспрерывная работа всех комплексов при температуре от –50 до +50, видеонаблюдение в ночное время снаружи и внутри, информация должна храниться не меньше 10 суток и дублироваться на разных носителях. Телевизионные камеры планировали установить буквально везде: от ШИЗО, столовой, медсанчасти и бани до коридоров, лестниц, комнаты приема посылок и бараков, где живут осужденные. При этом все видеокамеры, мониторы, запирающие устройства, средства связи, тревожные сигнализации и датчики, сложные охранные комплексы и другие специальные приборы  должны были быть с единым программным центром управления.

Однако в регионы ИСБ пришли недоукомплектованными, в результате ФСИН снова пришлось выделять деньги, но и этих средств не хватило.

— Например, стоимость уже поставленного, но еще не введенного оборудования в челябинском СИЗО № 2 составляет 120 млн рублей, — рассказывает офицер. — Общая же стоимость семи ИСБ, которые до сих пор не могут ввести в эксплуатацию, уже превысила 557 млн рублей.

Как сообщили «Известиям» источники в правоохранительных органах, сейчас МВД решает вопрос о возбуждении уголовного дела по фактам хищения средств на ИСБ.

— Информация о возможных махинациях с ИСБ появилась у полицейских в ходе расследования скандального уголовного дела о хищениях 1,3 млрд рублей на поставках электронных браслетов, — рассказывает собеседник в правоохранительных органах. — В связи с этим была начата проверка, которая установила, что оборудование закупалось по завышенным ценам. Причем в ряде случаев сотрудники ФСИН и поставщики заключали дополнительные соглашения, по которым оборудование не нужно было вывозить в регионы в оговоренные госконтрактами сроки и оно оставалось на ответственном хранении у поставщика.

По словам собеседника, сдача на хранение якобы поставленного оборудования не проводилась. Когда же системы все-таки приходили в колонии, выяснялось, что они недоукомплектованы. К примеру, управление по Оренбургской области долго не могло установить ИСБ, потому что в поставках было лишь 30% от необходимых комплектующих. Остальное пришлось докупать и снова — по завышенным ценам. Таким образом, оборудование ИСБ только одной ИК общего режима в той же Оренбургской области обошлось бюджету в 120 млн рублей.

Кроме того, в ходе проверки выяснилось, что поставки оборудования были засекречены с нарушением закона, а проектная документация на сами системы вообще отсутствовала.

Руководитель Волгоградского Межрегионального центра инженерно-технического обеспечения ФСИН Василий Корнеев в обращении к главе СКР Александру Бастрыкину писал, что его «фактически принуждали легализовать уже закупленное оборудование созданием проектов, выполненных задним числом». По его словам, закупленное оборудование не может обеспечить безопасность колоний, а объем поставки составляет 30–60% от необходимого. Кроме того, писал Корнеев, «оборудование не соответствует требованиям ведомственных документов и не имеет надлежащего качества».

Судя по документам, которые имеются в распоряжении «Известий», поставки ИСБ в колонии и закупки электронных браслетов контролировали одни и те же высокопоставленные чиновники ФСИН: замдиректора ФСИН Николай Криволапов и начальник службы собственной безопасности Евгений Горошко. Они-то и приложили руку к незаконному засекречиванию тендера.
 Криволапов и Горошко уже не работают во ФСИН.

Однако, как выяснили «Известия», у правоохранителей могут возникнуть претензии и к действующим сотрудникам ФСИН, которые, зная о проблемах с ИСБ, уже после увольнения Криволапова и Горошко продолжали утаивать эту информацию как от следствия, так и от вышестоящего начальства.

— ФСИН несколько раз отказывалась предоставлять нужные документы оперативникам, присылая отписки, — рассказывает «Известиям» собеседник, близкий к расследованию. — Вместо того чтобы провести внутреннюю служебную проверку по нарушениям, связанным с поставками ИСБ, руководство ведомства выделяло деньги на дозакупку комплектующих.

Между тем о том, что тендер засекречен незаконно, а его участниками стали сплошь «свои» фирмы, руководству ФСИН было хорошо известно с самого начала.

Еще в 2010 году начальник Главного центра инженерно-технического обеспечения полковник Виталий Наконечный и начальник отдела контроля качества приемки технических средств этого подразделения подполковник Сергей Гирич написали несколько рапортов на имя тогдашнего директора ФСИН Александра Реймера. В них они рассказали о грубых нарушениях закона и предупредили о возможных махинациях. В ответ сотрудники УСБ, незаконно засекретившие тендер, устроили травлю Наконечного и Гирича. Материалы служебных проверок против офицеров семь раз отправлялись в СКР для возбуждения уголовного дела, но были признаны сфальсифицированными. В марте 2014 года прокуратура Москвы официально извинилась перед офицерами за незаконное уголовное преследование, а суд вынес постановление о выплате им по 1 млн рублей за причиненный моральный ущерб.

Однако на судьбе офицеров их борьба с коррупционерами в тюремном ведомстве отразилась самым печальным образом. Их уволили со службы, причем незаконно. Личные дела и трудовые книжки Наконечного и Гирича оказались сфальсифицированными. Сейчас по фактам подделки служебных документов Гирича и Наконечного возбуждено уголовное дело. Но офицеры уже три года не могут получить боевые (Наконечный три раза был в Чечне), им не начисляют пенсии.

Впрочем, тюремное ведомство продолжает и дальше сводить счеты с разоблачителями коррупционных схем. ФСИН подал в суд на Сергея Гирича, чтобы выселить его с семьей из служебной квартиры. Первый суд Гирич выиграл, но проиграл в апелляции.

У Гирича, кандидата физико-математических наук, пятеро детей, в правоохранительных органах он проработал больше 20 лет. Из нажитого имущества только и оставалась, что эта служебная квартира, которая по закону должна была перейти подполковнику с семьей в безвозмездное пользование.

В доме, который по документам значится административным, кроме Гирича живут еще 60 семей

В доме, который по документам значится административным, кроме Гирича живут еще 60 семей

Марат Абулхатин/ИЗВЕСТИЯ

— Я сейчас живу как на вулкане, каждый день жду, что ко мне заявятся судебные приставы, — говорит Сергей Гирич. — Куда нам с детьми идти, младшие ведь еще школьники? А другой квартиры за 20 лет безупречной службы я не заработал.

В доме, где живет Гирич, проживают еще 60 семей сотрудников ФСИН. На баланс ведомства это здание передали в 2008 году, после того как его переоборудовали под общежитие квартирного типа. Коммуналку жильцы сначала вносили в кассу «Бутырки» (СИЗО № 2), потом в кассу тюремного магазина, где подозреваемые покупают сигареты и продукты. Как выяснилось на суде, здание до сих пор числится административным, а помещения так и остались в статусе нежилых. По решению Мосгорсуда, решение Симоновского суда в пользу Гирича отменено, поскольку жилых помещений по документам там просто нет.

С прошлого года сотрудники ФСИН, вставшие на учет как нуждающиеся до 1 марта 2005 года, могут получить жилищную субсидию. Но Гирич и в эту категорию не попал, потому что, по его словам, ФСИН не может найти его документы.

— По нашим данным, юридических оснований для обеспечения Гирича жильем за счет ведомства нет, — сообщили «Известиям» в пресс-бюро ФСИН. — Здание, где он живет, действительно считается административным, потому что его еще не переоформили. 

Выселение из служебного жилья Гирич напрямую связывает с коррупционным скандалом, который грянул после того, как они с Наконечным обнародовали и предоставили следствию все документы.

— Сейчас готовится к отправке в суд дело о хищении 1,3 млрд рублей на электронных браслетах, также МВД будет возбуждать уголовное дело о махинациях с ИСБ, — рассказывает Гирич. — По обоим делам я прохожу главным свидетелем. И, очевидно, во ФСИН не хотят, чтобы я выступал в суде и говорил, что в махинациях были замешаны не только близкие к экс-директору Реймеру люди, но и целый ряд ныне еще действующих сотрудников.

Так, например, еще в 2012 году начальник правового управления ФСИН России Юрий Тимофеев писал, что в ходе служебной проверки выявлены серьезные нарушения по 14 госконтрактам, которые остались невыполненными. Но дальнейших разбирательств не последовало.

N

Сергей Гирич с семьей в квартире, откуда их должны выселить

Сергей Гирич с семьей в квартире, откуда их должны выселить

Марат Абулхатин/ИЗВЕСТИЯ

Известия // пятница, 4 апреля 2014 года

Зоны остались без охраны

Зоны остались без охраныОхранные системы, закупленные ФСИН по засекреченным контрактам в 2010–2012 годах за полмиллиарда рублей, до сих пор не введены в эксплуатацию

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «ФСИН»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке