Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
1 июля
2016 года

В усадьбу Рахманинова прилетит волшебник в вертолете

Михаил Плетнев организовал новый музыкальный фестиваль в российской глубинке

Фото предоставлено организаторами фестиваля/Эдуард Левин

15 июня около деревни Ивановка в Тамбовской области образовалась стихийная парковка длиной в километр. Машины с пензенскими, воронежскими, саратовскими, астраханскими номерами ждали своих хозяев, приехавших на Первый фестиваль музыки Сергея Рахманинова.

А через неделю, когда фестиваль будет завершаться, на вертолетную площадку посреди степи приземлится четырехместное воздушное судно худрука форума Михаила Плетнева. За штурвалом будет сам дирижер.

Относительно новое хобби Плетнева пришло на смену бадминтону, дайвингу и самолетам. Впрочем, как заявил сам маэстро, по-настоящему его «всё еще интересуют» лишь две вещи — цветы и музыка. То и другое он нашел в Ивановке.

Ярослав Тимофеев/ИЗВЕСТИЯ

Рахманинов, который тоже любил технику и шокировал местных жителей прогулками на автомобиле, приезжал сюда с 17 лет до 1917 года — больше четверти века. Именно ивановскую обстановку он пытался воссоздать на своей швейцарской вилле «Сенар» в те годы, когда сама Ивановка уже исчезла с лица земли, став чьим-то коллективным трофеем в Гражданскую войну.

Приехав сюда в 1970-е, юный Александр Ермаков — ныне маститый директор музея и местная легенда — обнаружил вместо усадьбы 12 свалок и поле для выпаса скота. Прогнав коров и разобрав мусор, он начал восстанавливать здания, высаживать рощу, прививать сирень 48 сортов (при Рахманинове их было больше 70) и завозить певчих птиц, постепенно подорвавших монополию ворон и галок.

Ярослав Тимофеев/ИЗВЕСТИЯ

Культивационные подвиги давались Ермакову нелегко. Несколько лет назад его обвинили в нецелевом расходовании бюджетных средств (директор пытался поднять безнадежно низкие зарплаты сотрудников), а местные жители преподнесли сюрприз, разрушив могилу отца Рахманинова и утащив надгробные камни его родственников на продажу.

Разоренный некрополь, находившийся в 6 км от усадьбы, перенесли в Ивановку благодаря негодованию Михаила Плетнева, который давно следит за рахманиновским поместьем. Но если Александр Ермаков всегда подчеркивает важность материальных свершений, то Плетнев, естественно, делает акцент на своем оружии — музыке. И хотя контингент кладбищенских воров и публика рахманиновского фестиваля едва ли пересекаются, Плетнев уверен, что именно музыкальная культура формирует человека разумного. Ради этого он и задумал дорогостоящий форум, на который привез из Москвы почти полторы сотни музыкантов (Российский национальный оркестр и хор Академии имени Попова), а также свой личный рояль.

Ярослав Тимофеев/ИЗВЕСТИЯ

Музыканты, при всей серьезности возложенной на них миссии, не скрывали удовольствия. Во-первых, потому что музыка Рахманинова под аккомпанемент певчих птиц, петухов и коров — нечто неповторимо вкусное и абсолютно естественное. Во-вторых, потому что концерт в Ивановке был редчайшим примером open air с живым звуком.

Плетнев использовал сельскую школу как заднюю стенку; спортзал и специально построенный по распоряжению дирижера забор ограничивали распространение звуковых волн вправо и влево, и, таким образом, приливы рахманиновских кульминаций шли прямо на счастливую аудиторию.

Тарантелла из Второй фортепианной сюиты, приспособленная Вазгеном Вартаняном для фортепиано с оркестром (он и занял место за плетневским роялем), вышла нервной и несобранной: молодой солист рвался вперед, оркестр еще осваивал новую партитуру.

Много ритмических несовпадений было и во Втором фортепианном концерте, зато кардинально замедленные — наперекор традиции — лирические эпизоды первой части прозвучали волшебно. Концентрация гармонических красот у Рахманинова часто превышает ресурсы восприятия, поэтому осуществленный Плетневым и Вартаняном «рапид» буквально раскрыл глаза на многие «заезженные» фрагменты концерта.

Опера «Алеко» на пушкинский сюжет, которую давали во втором отделении, получилась для полевых условий почти идеально. Отменно подобранные солисты — Дмитрий Орлов, Анастасия Кикоть, Игорь Морозов и Олег Диденко — приспособились к сырой и ветреной погоде. Текст Немировича-Данченко они пропевали с такой четкостью, что деревенские из Ивановки, внимая оперным страстям, плакали от сочувствия. Во многом благодаря этим бабушкам в платках — правнучкам тех крестьян, которые с раскрытыми ртами наблюдали за элегантным господином в роскошном красном автомобиле, — вечер вышел по-усадебному уютным и искренним.

Впереди два камерных концерта и закрытие, на котором Михаил Плетнев выступит вместе с еще одним добродеем Ивановки Николаем Луганским. Луганский уже давно мечтает о концертном зале близ усадьбы и, как рассказал «Известиям» директор музея, недавно убедил Благотворительный фонд Тимченко выделить деньги на первоклассный рояль для будущего здания. Так что стихийная парковка около Ивановки в скором времени обещает стать регулярной.

Эдуард Левин

Известия // вторник, 17 июня 2014 года

В усадьбу Рахманинова прилетит волшебник в вертолете

В усадьбу Рахманинова прилетит волшебник в вертолетеМихаил Плетнев организовал новый музыкальный фестиваль в российской глубинке

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Классическая музыка»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке