Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
29 августа
2016 года

Конституционный суд решит, имеет ли женщина право на аборт

В КС РФ рассмотрят заявление общественников, в котором они просят признать положение о том, что «женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве», противоречащим Основному закону

Фото: Екатерина Штукина

Конституционный суд решит, не противоречит ли право женщины на аборт Основному закону страны, который в нескольких положениях объявляет человеческую жизнь высшим приоритетом, а смертную казнь, напротив, признает исключительной мерой наказания — на нее уже много лет наложен мораторий. В КС РФ «Известиям» сообщили, что вопрос о приемлемости жалобы может быть рассмотрен в течение месяца. Общественники говорят, что даже если она будет отклонена из-за ненадлежащего заявителя, то они напишут сотни других — от конкретных пострадавших.

Как следует из заявления Общественного международного фонда славянской письменности и культуры в КС РФ, ст. 20 Конституции гарантирует каждому право на жизнь, а в ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ» («Искусственное прерывание беременности») указывается, что «каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве» и «искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия». Кроме того, существуют и социальные показания для искусственного прерывания беременности, определяемые правительством. Например, это предусмотрено для совершеннолетних, но признанных недееспособными женщин, которые по своему состоянию не имеют возможности выразить свою волю, — их подвергают аборту насильно.

«Искусственное прерывание беременности совершается путем умерщвления живого плода в матке, то есть жизнь ребенка прерывается до его рождения, а фактически совершается его умышленное убийство», — написано в заявлении общественников в КС (есть у «Известий»). Между тем, указывают авторы, в том же законе, впрочем, как и в самой Конституции, говорится, что дети — независимо от их семейного и социального благополучия — подлежат особой охране и имеют приоритетные права при оказании медицинской помощи. Таким образом, ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ» противоречит Конституции, поскольку «смертная казнь является не самостоятельным решением вопроса о материнстве, а исключительной мерой наказания за особо тяжкие преступления против жизни». При этом потенциальному смертнику положены по закону адвокат и суд присяжных, а уже зачатому ребенку не положено ничего.

Предпосылки для установления уголовно-правовой защиты жизни зачатого ребенка в российском уголовном праве есть, считает адвокат Александр Островский.

— В Уголовном кодексе РФ есть нормы, в которых законодатель указывает на совершение преступления в отношении беременной женщины как на квалифицирующий признак деяния (части 2 статей 105, 117, 126, 127, 206). Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105), квалифицируется как умышленное причинение смерти фактически двум лицам — матери и ребенку, — поясняет он.

Кроме заявления в КС депутат ГД Евгений Федоров направил в правительство новый законопроект, подготовленный по недавно прошедшему в Москве Собору в храме Христа Спасителя. В нем тоже предлагается прописать отдельные положения «в целях усиления гарантий права на жизнь».

Ежедневно аборты уносят жизни тысяч детей, которые могли бы родиться на территории России. По данным ООН, Россия находится в числе лидеров по количеству абортов. На 100 родов в России приходится более 70 абортов, указывается в пояснительной записке к законопроекту.

Федоров предлагает правительству установить уголовную ответственность за аборт (эта мера была единогласно поддержана 400 участниками Собора), за исключением случаев, когда он является неизбежным следствием медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни матери. Уголовную ответственность нужно ввести в отношении врачей, которые провели незаконное прерывание беременности (аборт), в отношении матери за убийство зачатого ребенка, а также в отношении лиц, склоняющих или принуждающих мать к убийству зачатого ребенка. Наказание — от 3 месяцев до 1 года реального срока. И важный момент, о котором говорят уже более года, — исключение финансирования аборта за счет средств ОМС, кроме случаев прерывания беременности по медицинским показаниям и при условии наличия неотвратимой угрозы жизни женщины.

Сейчас российское законодательство в отношении абортов — одно из самых либеральных в мире. По официальной статистике Минздрава, в прошлом году было сделано 899 тыс. абортов, что обошлось бюджету в 10 млрд рублей. При этом, отмечают эксперты, по медицинским показаниям проводится лишь 10% от всех абортов. Платные аборты в частных клиниках (стоимость 4–10 тыс. рублей) делают около 7% женщин.

Ранее в Госдуме обсуждался вопрос о прекращении финансирования абортов из средств ОМС. В конце октября эксперты Общественной палаты поддержали это предложение.

Оплата абортов из средств налогоплательщиков и, соответственно, из системы обязательного медицинского страхования невозможна на данном этапе развития России, когда в стране дефицит бюджета и активно ищут деньги на программу материнского капитала, говорится в законопроекте, подготовленном профильным комитетом Госдумы. Эксперт Госдумы Ольга Пономарева, принимавшая активное участие в разработке этого законопроекта, считает, что средства ОМС, заложенные на аборты, могли бы пойти на программы поддержки материнства. Те же, кто хочет избавиться от нежеланного ребенка, должны это делать за свой счет, а не за счет налогоплательщиков, поясняет она. 

Ирина Никологорская, акушер-гинеколог профильной 31-й московской больницы, говорит, что многие врачи уже сами отказываются делать аборты, если на то нет медицинских показаний, считая это грехом.

— Законодательное запрещение абортов все-таки палка о двух концах: думаю, бесплатные аборты надо оставить для неимущих женщин, чтобы они не делали их сами, лишая себя здоровья — не выковыривали спицами, не сидели часами в горячей ванне и т.п., — рассуждает Никологорская. — При этом должна быть активная просветительская работа, потому что даже женщины с высшим образованием при задержке пьют таблетки с абортивным действием (то есть делают так называемый медикаментозный аборт), считая это всего лишь методом предохранения, а не избавлением от нежеланного ребенка.

Павел Шапкин, один из организаторов прошедшего Собора в храме Христа Спасителя, считает, что теперь у законопроекта гораздо больше шансов, потому что «по всей стране различные общественные и религиозные организации собирают подписи за запрет абортов и отношение общества к убийству в утробе матери меняется на глазах».

— Если Конституционный суд по каким-либо причинам не захочет рассмотреть поданное заявление, мы подадим сотни других: очень много женщин, которых врачи уговорили сделать аборт, потому что якобы у них мог родиться больной ребенок, много мужчин, которые вообще зачастую не в курсе того, что женщина собирается совершить убийство зачатого младенца, — объясняет Шапкин.

Известия // пятница, 12 декабря 2014 года

Конституционный суд решит, имеет ли женщина право на аборт

Конституционный суд решит, имеет ли женщина право на абортВ КС РФ рассмотрят заявление общественников, в котором они просят признать положение о том, что «женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве», противоречащим Основному закону

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Семья»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке